RU / EN
Главная » О нас » Пресс-центр » Новости » Делороссы перечислили условия для реализации экспортного потенциала России

Делороссы перечислили условия для реализации экспортного потенциала России 06 октября 2015

В рамках «Сочи-2015» прошёл круглый стол «Реализация экспортного потенциала. Эффект девальвации и меры государственной поддержки». На мероприятии выступили три представителя «Деловой России» – члены генсовета Сергей Колесников и Михаил Левчук, а также глава отраслевого отделения по аудиторской деятельности Павел Гагарин.

В мероприятии также принимали участие первый замминистра экономического развития Алексей Лихачёв, первый зампредседателя правления Внешэкономбанка, гендиректор Российского экспортного центра Пётр Фрадков, председатель комитета Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Анатолий Аксаков, президент «Автотор» Валерий Драганов, гендиректор «Рено Россия» Андрей Панков, гендиректор Российского агентства поддержки малого и среднего бизнеса Виктор Ермаков и другие.

В начале встречи Алексей Лихачёв констатировал стоимостное падение всех экспортных товаропотоков. «Среднее снижение товарооборота по 7 месяцам в России составило 34%. 30% составило снижение экспорта в долларовом выражении, 40% – снижение импорта», – сообщил он.

Но в физических объёмах экспорт даже вырос – за 7 месяцев этот показатель к аналогичному периоду прошлого года увеличился на 4,2%, причём сырьевой экспорт вырос на 1,9%, несырьевой – на 7,2%, продукция с высокой степенью переработки – на 7,8%. «Наиболее активно растёт экспорт высокотехнологичных товаров, в частности, машин и оборудования, транспортных средств – прокомментировал первый замминистра. – В прошлом году мы поставили рекорды по экспорту сельскохозяйственной продукции». Он уточнил, что и в этом году экспорт сельхозпродукции в долларовом выражении обгоняет экспорт военно-технической продукции.

«Несмотря на весьма серьёзные вызовы, российские компании, в том числе региональные, достаточно активно используют внешний рынок для решения своих проблем», – добавил Алексей Лихачёв.

Выступивший следом гендиректор Российского экспортного центра Пётр Фрадков убеждён, что экспорт – одна из главных мер поддержки экономики. По его мнению, «KPI импортозамещения – это экспортоориентированность, умение и наличие ресурса для производства конкурентоспособной продукции».


«За последние 2-3 года мы ввели инструменты поддержки, которых до этого просто не было, например, субсидирование процентной ставки», – сказал Пётр Фрадков. По его словам, одна единица субсидий из госбюджета на поддержку экспорта в среднем даёт до 10 единиц конкурентоспособного кредита.

Делоросс Павел Гагарин в своём выступлении рассказал об эффективных технологиях оптимизации затрат, привлечения финансирования и повышения эффективности бизнеса, способах возврата дебиторской задолженности, отсрочки платежей, уменьшении налоговой и кредитной нагрузки. Он также разъяснил, какие схемы внутригруппового финансирования российских активов из-за границы нужно изменить и почему.

«Аудит затрат – это путь к оптимизации издержек, минимизации рисков и повышению эффективности бизнеса, – отметил Павел Гагарин. – Сэкономленное – всё равно, что заработанное. Поэтому компании, которые оптимизируют свои издержки, меньше нуждаются во внешнем финансировании».

Эксперт отдельно остановился на вопросе привлечения внешнего финансирования в банках. «Сейчас коммерческие кредиты бизнес готов брать и по высоким ставкам, но их зачастую и по запретительным ставкам не дают, – посетовал он. – Примерно в 50% случаев банки отказывают компаниям в предоставлении кредита даже при наличии адекватного залога, хороших оборотов и конкурентоспособной бизнес-модели. У банков, как правило, нет денег, а если есть, то они вынуждены перекредитовывать в том числе и безнадёжных заёмщиков, чтобы соответствовать нормативам, определяющим кредитный портфель банка».

Из-за столь несовершенного регулирования банковского сектора и соблюдения нормативов без оглядки на последствия банковский аудит зачастую выявляет разные «относительно честные» способы улучшения банком качества своего кредитного портфеля. Бизнес, чтобы получить кредиты на привлекательных условиях, вынужден участвовать в подобных схемах, констатировал Павел Гагарин.

Сергей Колесников перечислил три проблемы, особенно сильно осложняющих жизнь экспортёрам. Во-первых, это необходимость для возврата НДС получения в экспортной декларации штампа о том, что товар пересёк границу. На одно это уходит от одного до шести месяцев. Проблему решило бы простое открытие таможенной базы данных для налоговиков.

Во-вторых, сильно мешают экспортёрам избыточное законотворчество, которое проявляется в огромном количестве новых нормативно-правовых актов. «Как правило, один закон не лучше другого, они примерно равнозначны, но перестроение под новое законодательство внутренних процедур, бизнес-процессов компании требует огромных усилий, но не даёт компании ничего».


В качестве примера вредных для экспорта нормативно-правовых актов делоросс привёл методичку ФАС «Определение монопольно высокой цены на трансграничных рынках», которая запрещает продавать на экспорт по ценам ниже, чем на мировом или внутрироссийском рынке. «Понятно, что эту позицию поддерживают металлурги, нефтяники. Но что касается продукции высоких переделов, электроники, наших материалов – этот запрет бессмысленный, так как биржевых индикаторов мировой стоимости для таких товаров не существует, – недоумевает Сергей Колесников. – Понятие качества является определяющим в стоимости. Всё это приводит к тому, что если вы подписываете за рубежом контракты, например, в юанях и контракты в России в рублях на шесть месяцев, дальше вы спите плохо. Потому что если эти курсы будут разбегаться, вы нарушите эту методичку. Для несырьевых товаров эту методичку надо отменить».

Наконец, третья проблема – инфраструктурная, добавил Сергей Колесников и привёл пример: если раньше разрешенная полная масса грузовой автомашины составляла 38 тонн, то теперь – только 35. В результате стоимость логистики в экспорте увеличилась на 10-15%.
 
Михаил Левчук продолжил тему существующих барьеров для развития бизнеса. «Девальвация на нас если и повлияла, то только в худшую сторону, – привёл он в пример опыт компании «Аргус-Спектр», – так как, во-первых, элементная база, которую делают в рамках импортозамещения, по крайней в нашей области, пока не выдерживает конкуренции. Во-вторых, удешевление рабочей силы нам тоже не на руку. Наши разработчики очень мобильны, и если они считают, что им мало платят, они легко переезжают за границу».

Поскольку покупательная способность внутри страны упала примерно в два раза, «Аргус-Спектр» вынужденно ищет выходы на внешние рынки, рассказал Михаил Левчук.

По его словам, государство может оказать содействие российскому экспорту в двух направлениях – просто не мешая и помогая. В качестве примера документа, который затрудняет деятельность экспортёров, он также назвал «методичку» ФАС: «Минпромторг, Минэкономразвития, ЭКСАР, АСИ очень многое вложили в поддержку экспортёров. Но все их усилия могут оказаться нивелированы антимонопольной службой, чью работу никто не координирует. Если нарушить «методичку», то можно получить штраф до 15% от оборота на российском рынке. Мне гораздо проще перевезти завод через границу и там производить».

Одной из активных мер поддержки экспортёров должно стать содействие в сертификации товаров. «Стоимость сертификации одного вида товара – это около 10 млн евро, год работы, вопросы реинжиниринга и так далее, – сказал он. – Нужно точечно преодолевать барьеры на пути техрегулирования – через лизинговые схемы, субсидирование сертификации. Компания должна иметь возможность выбирать схему и покрывать часть расходов. Но будет справедливо, если государство или определённые институты развития будут брать на себя другую часть, если мы хотим выводить новые высокотехнологичные продукты на рынок».

Партнёры