RU / EN
Главная » Регионы » Уральский ФО » Свердловская область » Новости » Алексей Головченко: «Они просто не понимают всех возможностей института ОРВ»

Алексей Головченко: «Они просто не понимают всех возможностей института ОРВ» 09 ноября 2015

Пока что процедура оценки регулирующего воздействия (ОРВ), которая работает на территории Свердловской области с 2013 года, проходит в форме монолога. Но надо стремиться к тому, чтобы данный институт перерос в настоящий диалог, только тогда он будет работать на все сто процентов в интересах бизнеса и общества в целом, как и было запланировано изначально. Но активность проявляют только представители «большой четвёрки» — региональных отделений «Деловой России», «Опоры России», Союза промышленников и предпринимателей, Уральской Торгово-промышленной палаты. Отраслевые ассоциации и малый бизнес, деятельность которых попадает в зону влияния рассматриваемых нормативно-правовых актов, ведут себя крайне пассивно. По всей видимости, большинство представителей предпринимательского сообщества просто не понимают всех возможностей данного института.

Пробудить уральских коммерсантов к участию в законодательном процессе пытались на конференции «Власть и бизнес. Новые подходы законодательного регулирования в Свердловской области», которая прошла в Екатеринбурге 6 ноября. В мероприятии, организованном региональным минэком, кроме представителей «большой четвёрки» присутствовали участники различных бизнес-ассоциаций и отдельные коммерсанты.

— Предпринимательское сообщество уже активнее участвует в деятельности института ОРВ. Но все-таки эта работа, к сожалению, проходит в форме монолога. Поэтому у меня к вам вопрос, коллеги: «А кто из участников конференции хоть раз включался в процедуру ОРВ?»— обратился к присутствующим Алексей Головченко, управляющий партнёр юридической компании «ЭНСО», глава комитета по ОРВ регионального отделения «Деловой России». — Хотя бывают, конечно, и положительные моменты, как, например, произошло с Союзом пивоваров: в прошлом году у нас был достаточно успешный опыт, когда нам удалось отстоять интересы бизнес-сообщества при реализации алкогольной продукции. Сейчас идёт взаимодействие с Союзом автотранспортных предприятий и рядом других ассоциаций. Но пока это сотрудничество носит сугубо локальный характер.

Кроме того, делоросс вспомнил ещё случай, когда участие в процедуре ОРВ спасло уральский бизнес: «Удивляют отдельные моменты. Например, в ситуации, когда в конце прошлого года постановлением правительства Свердловской области в 14 муниципалитетах должны были в 20 раз вырасти ставки аренды. При этом чиновники не обосновали, откуда они вообще взяли эти цифры. Такое ощущение, что с потолка — таково было желание заработать на дополнительных налогах. И нам, объединившись, удалось ситуацию изменить. Но самое парадоксальное в том, что когда этот законопроект готовился, ни одно предприятие, которого бы он касался, не стало отстаивать свои права. Если бы НПА заработал, многие из них могли бы попросту разориться, причем даже крупные компании. И почему-то проблему увидели только тогда, когда постановление уже вышло. И работать было уже гораздо сложнее, естественно, нежели на начальном этапе».

В заключение выступления Алексей Головченко ещё раз призвал бизнесменов активнее участвовать в процедуре ОРВ, так как представители «большой четвёрки» не всегда могут спрогнозировать действие принимаемого НПА, которое касаются конкретной, локальной отрасли.

Другие участники конференции также отметили нежелание экспертов принимать участие в работе института оценки регулирующего воздействия. По мнению вице-президента УТПП Александра Макарова, зачастую эта пассивность вызвана сложностью процедуры, которая только поначалу кажется доступной.

«У предпринимателей физически не хватает времени отслеживать и оперативно реагировать на нормативные акты, которые затрагивают интересы их бизнеса. В свердловском правительстве работает 16 министерств. Прибавьте ко всему этому департаменты и комитеты. И все они каждый день выпускают нормативно-правовые акты. Да у руководителей предприятий нет времени даже на чтение даже сводок, не говоря уже о тексте законопроектов! Конечно, можно поручать эту работу сотрудникам. Но, так или иначе, сегодня ОРВ воспринимается всеми как дополнительная нагрузка, как некая новая бюрократическая процедура»,—уверен он.

Первый вице-президент ССПП Михаил Черепанов отметил, что бизнес в целом поддерживает инициативу Минэкономики и благодарен сотрудникам ведомства за восприимчивость к замечаниям. Но претензий к нынешней системе ОРВ всё-таки намного больше.

«Во-первых, существует избирательность в том, какие нормативные акты выносятся для оценки. Особенно это заметно на муниципальном уровне. Если власть захочет, она обсудит законопроект с бизнесом, если не захочет, то не понесет за это никакой ответственности. Кроме того, сейчас нет никакой обратной связи. Если предложения бизнеса к законопроекту отклоняются, то пусть власть хотя бы объясняет, по какой причине. Потому что если мнение эксперта не учитывается, у него пропадает желание что-либо комментировать в дальнейшем. Также нельзя допускать, чтобы оценка регулирующего воздействия скатывалась к политиканству — нельзя, чтобы отдельные чиновники зарабатывали на этом деле политические очки»,— сказал Михаил Черепанов.

Среди других замечаний к работе института ОРВ он назвал крайне малый срок для обсуждения нормативного акта, формальный подход к содержанию представляемых документов и плохо продуманную систему вовлечения предпринимателей в обсуждение законопроектов.

Член совета свердловского отделения «Опоры России» Дмитрий Ханин поддержал коллег, добавив, что более активное участие представителей предпринимательского сообщества улучшит качество принимаемых НПА, хотя бы потому, что чиновники, составляющие законопроекты, будут более ответственно относиться к своим «произведениям», зная, после этого их будут пристрастно изучать.

— Законопроекты пишут обычные люди. У этих людей есть какие-то проблемы, вал текущей работы, и для них институт оценки регулирующего воздействия — лишь дополнительная нагрузка. И они в плане ОРВ идут по пути наименьшего сопротивления: делают так, для галочки. А иногда вообще чиновники даже не могут ответить на простой вопрос: «А зачем вообще нужен был какой-то принимаемый нормативный акт».

Несмотря на такой шквал критики было высказано и немало благодарных слов. По сравнению с другими субъектами РФ, в Свердловской области этот механизм — ОРВ — работает слаженно: представители регионального минэка «восприимчивы к замечаниям бизнес-сообщества» и активно сотрудничают с предпринимателями по принимаемым НПА.

В конце конференции заместитель областного министра экономики Анна Ускова обещала учесть все озвученные пожелания предпринимателей. А в ответ на жалобу Алексея Головченко на администрацию Екатеринбурга, которая категорически отказывается проводить экспертизу принимаемых нормативно-правовых актов, Анна Юрьевна вспомнила случай из Нижнего Новгорода, когда прокуратура опротестовала муниципальный акт из-за того, что он не проходил процедуру ОРВ, и посоветовала екатеринбургским бизнесменам взять такой опыт на вооружение.

Оценка регулирующего воздействия— процедура, в ходе которой анализируются проекты нормативно-правовых актов с целью выявить в них положения, приводящие к избыточным ограничениям в деятельности предпринимателей, а также к необоснованным расходам, как для бизнеса, так и для бюджетной системы Российской Федерации. Начиная с 2011 года Свердловская область является «пилотным» субъектом и участвует в ОРВ проектов федеральных правовых актов. С 1 января 2016 года процедура оценки регулирующего воздействия станет обязательной для всех городских округов и муниципальных районов.

За десять месяцев 2015 года в Свердловской области на процедуру ОРВ было вынесено 83 проекта нормативно-правовых актов. После широкого обсуждения с бизнесменами правительство региона вообще отказалось от дальнейшей разработки двух документов, а 63 НПА к сегодняшнему дню приняты, в них включены предложения бизнес-сообщества. Обсуждение ещё 18 документов продолжается.

Теги:
Партнёры