RU / EN
Главная » Регионы » Дальневосточный ФО » Приморский край » Новости » Банки против бизнеса. И не только

Банки против бизнеса. И не только 11 октября 2018

Банки в рамках борьбы с кибермошенничеством с сентября обязаны блокировать нетипичные для их клиента и просто подозрительные операции. Дорогая покупка, вход в личный кабинет с нового гаджета и даже нехарактерная для данного человека манера нажатия клавиш могут стать поводом для звонка. Критерии подозрительных операций в общем виде будет устанавливать Банк России, кредитные организации смогут их детализировать и конкретизировать с учетом профиля своих клиентов и политики риск-менеджмента. В прошлом году из-за нее пострадало более 700 тыс. физлиц и предпринимателей.

Блокировка средств без согласия плательщика является довольно спорным моментом. Александр Нигматулин, юрист, глава коллегии адвокатов "Нигматулин и партнеры": "Учитывая, что банк сам сможет предусматривать такие случаи (кроме случаев, прямо установленных законом), боюсь, что появится порочная практика вольного (в свою пользу) толкования этого права кредитными организациями".

Возможность банка отказывать получателю средств, если он не предоставил дополнительные доказательства (счета-фактуры, накладные и т. д.), дает кредитным организациям право дополнительно контролировать и проверять клиентов и даже определять, являются ли документы, обосновывающие платеж, надлежащими. "По моему мнению, банки не должны обладать такими функциями, кроме ограниченных случаев, которые уже предусмотрены законом", - уверен Нигматуллин.

При этом очевидно, что цель законопроекта не только защита граждан, а борьба с теневой экономикой, серыми зарплатами и практикой компаний по обналичиванию через банковские переводы, в т. ч. на физических лиц. Для работающих "в белую" компаний эти нововведения проблем не создадут, но для компаний-однодневок и людей, задействованных в обналичивании, корректировки представляют дополнительные преграды к деятельности. Это приведет к очередному удорожанию наличных денег, с использование которых идет теневой бизнес.

Александр Нигматуллин: "Все идет на перенаправление денежных потоков из "нала" в банки, что, с одной стороны, увеличит доходы банков и налогооблагаемую базу, с другой - заставит население вытащить "из матрасов" наличные средства, ну и, в-третьих, позволит государству через банки еще больше контролировать денежный оборот. Государством поставлена цель - максимально вытрясти деньги из населения и бизнеса. А это возможно только через прозрачность денежного оборота".

"Оператор по переводу денежных средств при выявлении им операции, соответствующей сомнительным признакам, обязан до осуществления списания денежных средств с банковского счета клиента на срок не более двух рабочих дней приостановить исполнение распоряжения о совершении операции, соответствующей признакам осуществления перевода денежных средств без согласия клиента", - говорится в части 5 (1) ст. 3 закона "О платежных системах". По закону общий для всех перечень критериев сомнительных переводов разрабатывает Центробанк. Пока не разработал. А блокировать уже можно. Банки в свою очередь должны будут разработать собственные процедуры мониторинга операций, которые, возможно, осуществляются без согласия клиента. И что они разработают - неведомо никому. А когда разработают - то никому не скажут. В самом тексте документа обозначены лишь общие принципы процедуры мониторинга: она должна проводиться "на основе анализа характера, параметров и объема совершаемых его клиентами операций (осуществляемой клиентами деятельности). Проще говоря, подозрения может вызвать все, что отличается от обычного поведения владельца.

Николай Матвиенко, экономист:

"Ключевое слово "обычное поведение". Обычное поведение жулика - не вызовет подозрений, потому что ничем, кроме жульничества, он не занимается - это обычно. А необычное поведение честного гражданина, решившего, наконец, порадовать себя покупкой, сделанной на многолетние сбережения, - очень даже подозрительно. Чего это вдруг?!

Представим на практике. Некий малый торгует контрафактной водкой. Но делает это часто и регулярно, имея выручку, скажем, 10 тыс. рублей в день. Если так же систематически, предположим, раз в месяц этот деятель снимет со счета свою трехдневную выручку, то эти 30000 рублей не вызовут никаких формальных подозрений, потому как обналичивание своей трехдневной выручки по всем признакам укладывается в действующие нормы соблюдения кассовой дисциплины.

А вот если, например, нянечка детского сада, с зарплатой в 10 тыс. рублей в месяц, откладывая целый год по 500 рублей себе на сапоги, наконец, решила выгодно отовариться на сезонной распродаже, то транзакцию с ее 6 тыс. сочтут "нетипичной покупкой". Очень-очень подозрительно: детский садик летом не работает - откуда у гражданки деньги? Опять же, зимние сапоги летом не нужны. Определенно тут что-то не так, особенно в свете того, что с такой зарплатой любая покупка, выходящая из круга "хлеб / крупа / хозяйственно мыло", - нетипична по определению.

В транзакционную цепочку добавляется еще один фактор неопределенности. Если раньше, идя в магазин, вы боялись лишь карманного воришки, что украдет из сумки кошелек, то теперь еще и банк ваш, которому вы доверили свои деньги, в критическую минуту может точно так же "подставить". Денег он не украдет, но выгодное предложение на той же распродаже вам придется пропустить.

И выходит, чтобы не оказаться вот так, в двусмысленной ситуации, когда вроде бы при наличии денег приходится метаться между "бдительными" и "расторопными", объясняя, что ты не виноват, люди просто будут складывать дома крупные банкноты в трехлитровых банках, не доверяя больше никаким другим. И деньги эти будут вне оборота, без движения. А любое торможение оборота денег - плохо для экономики, поскольку сугубо технически для обслуживания того же количества транзакций потребует увеличения денежной массы. Это - инфляция. Весь мир стремится ускорить оборот, снять малейшие препятствия, препоны, чтобы быстрее крутить деньги при меньшем их физическом числе. И есть множество современных технологий, как обезопасить платежи: двойные подписи, электронные ключи, умные контракты, blockchain, в конце концов. Мы же как-то умудряемся во всем искать "свой путь". Непонятно только, кто его будет оплачивать".

Сложность в определении вектора законопроектов, регулирующих банковскую сферу, - это один из спорных и болезненных моментов современной экономической действительности.

Алексей Тимченко, председатель регионального отделения "Деловая Россия": "По большей степени законопроекты направлены совсем не туда. Они направлены на то, чтобы бороться с теми, кто не совсем качественно работает в правовом поле. Например, теневой бизнес или уклонение от уплаты налогов.

На банки повесили не свойственную им функцию налогового администрирования. Конечно, тенденция к тому, что все должны выходить из тени, - это здорово. Но всегда бывают сбои. Бывают случаи, когда по каким-то критериям бизнес не особо маржинален (логистика, молодые компании, оказывающие услуги, когда у них оборот очень большой, но выручка еще маленькая), тогда эта компания и попадает в поле зрения банков.

Однако те же банки порой не хотят связываться с регулятором, Центробанком России. Они начинают блокировать счета, денежные средства, тем самым парализуя действие компании.

В целом, я считаю, что такой способ работы правильный, но существуют индивидуальные случаи, когда необходимо рассматривать каждое предприятие по необходимости. Например, мы знаем случаи, когда компании приходили деньги "по суду", а банк блокирует транзакцию до тех пор, пока вы не объясните, откуда деньги, какой их источник. Я понимаю, что любая система дает сбой, но таких примеров по стране много.

Что касается физических лиц с точки зрения бизнеса, есть такая вещь, как "самозанятость". Когда на их счета приходит фактически одна и та же сумма, становится ясно, что это деньги за оказанную услугу. Однако это просто физическое лицо, не имеющее ИП, не купившее патент, не платит подоходный налог. Конечно, банки, совместно с другими контролирующими органами, должны производить работу в тандеме против вот таких лиц. Я не говорю о том, что надо "резать" так, чтобы человек потом больше никогда не смог работать. Мероприятия должны быть осуществлены не "здесь и сейчас", а заранее должна была быть проведена профилактическая работа (задействовать к ней необходимо было бы и средства массовой информации). Необходимо объяснять физическому лицу, что налоги платить выгодно. К сожалению, на данный момент у нас нет такой "налоговой" культуры, точнее, она не сформирована так качественно, как хотелось бы".

Если говорить об ограничениях на перевод/снятие средств, то есть определенный лимит, и это не значит, что клиенту не дадут совершить операцию. В случае возникновения спорной ситуации клиент должен объяснить банку, что это за платеж и для чего он нужен. Доказать, что транзакция абсолютно легальна, достаточно легко. Доказательная база может быть такой же нестандартной, как и операция, которую банк посчитал таковой.

Показательный пример привел Александр Егоров, валютный стратег ГК TeleTrade: "Заморозка счета будет происходить, если финансовая операция покажется оператору незаконной. Как правило, такие операции ориентированы на перевод денег на интернет-кошельки или счета в мобильных приложениях. Критерии подозрительных операций установлены Банком России. Подозрение могут вызвать любые "нетипичные" операции клиента кредитного учреждения: большие суммы, разные места проведения транзакций, формулировки для обоснования операций и т. п. Чтобы избегать таких ситуаций, следует в своей финансовой деятельности вести себя предсказуемо, лучше всего заранее предупреждать свой банк о планируемой операции и быть готовым пройти даже нестандартные методы идентификации.

На личном примере: служба безопасности одного из банков при осуществлении относительно крупного платежа, после полного его обоснования, задала вопрос о количестве этажей в доме, где сейчас проживает плательщик. Точный ответ на такой вопрос может знать только реальный человек. В итоге платеж был проведен, и быстро, а степень доверия к банку только возросла. Так что блокировка подозрительных операций - скорее благо, если вы понимаете, как она работает и обеспечивает безопасность ваших средств".

Максим Кривелевич, финансовый аналитик: "Поймите правильно, нет права правоприменения. Можно сколько угодно писать новых инструкций, но у банка уже есть право делать все, что заблагорассудится, потому что список подозрительных операций - он открытый, т. е. он ничем не ограничен. Такие квалификационные признаки можно применить к любой операции. Любая необычность может являться поводом к блокировке транзакций по счету. Поэтому я против того, чтобы делать какой-то символ из каждой отдельной поправки. Все эти поправки носят больше технический характер, они упрощают, они разъясняют применение, но уже больше года сложилась такая практика во взаимоотношениях банков и физических лиц, что презумпция невиновности любой необычной операции является нормой. Сейчас уже пришло второе поколение мальчиков-девочек работать на первую линию работы в банке, которые считают, что операция считается предосудительной, если не доказано иное. Вот это важно".

Тихонова Екатерина, Конкурент # Владивосток

Теги:
Партнёры