Платформа для обработки бизнес-запросов предпринимателей
RU / EN
Главная » О нас » Пресс-центр » Банковский сектор оказался не рассчитан на пандемию

Банковский сектор оказался не рассчитан на пандемию 22 декабря 2020

Для экономического роста требуется принципиальная корректировка финансовой системы

В течение 2020 года с российского рынка ушли 35 кредитных организаций, часть из них прекратили деятельность в порядке добровольной ликвидации или в связи с реорганизацией, но более чем в 40% случаев для отзыва лицензий вескую причину находил регулятор. Конечно, это не сравнится с периодом, когда лицензий лишались сотни банков, однако, по мнению экспертов, проблема недостаточной конкуренции, особенно в регионах, и усыхания малого и среднего бизнеса усугубляется, что на фоне пандемии особенно нежелательно. В Ассоциации российских банков (АРБ) призвали искать баланс интересов.

Анализ данных Центробанка (ЦБ), проведенный "НГ", показал, что если на начало 2020 года в России действовали 442 кредитные организации, то к началу ноября их стало уже 412. В декабре отзывы лицензий продолжились, тем самым в течение года с рынка ушли 35 кредитных организаций.

 Основными причинами были добровольная ликвидация, реорганизация в форме присоединения. Но более чем в 40% случаев, как показывает анализ, веский повод для отзыва лицензий обнаружил сам ЦБ.

 Как сообщил "НГ" президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян, уже после кризиса 2008 года стало понятно, что наметился тренд в сторону монополизации рынка, так как поддержка в тот кризис была оказана преимущественно банкам крупнейшим, с госучастием, и уже тогда в ассоциации "забили в колокола".

 "Но затем эта тенденция стала усугубляться. И примерно 5-7 лет назад о ней стали говорить уже даже крупные банки, второй эшелон начал возмущаться тем, что первый эшелон монополизирует рынок", - напомнил Тосунян.

"Так, если с 2007 по 2012 год сокращалось по 50, 30, 20 банков в год, то уже в 2014-м - 76, в 2015-м - 102, в 2016-м - 106, потом - по 60-70 в год", - уточнил он. С одной стороны, по его словам, по интернет-банкингу Россия опережает многие, даже ведущие страны, по дистанционному обслуживанию российский банковский сектор добился очень серьезных успехов, мы по ряду направлений сделали такой рывок, который трудно было предположить.

 Но с другой - с точки зрения удовлетворения потребностей экономики бросаются в глаза слабые стороны. "Мы видим высокие процентные ставки, видим, что средний и малый бизнес находится в затухающем режиме, банковская система не дорабатывает, у нас идет фактически усыхание бизнеса в регионах - и банковского, в первую очередь, - пояснил Тосунян. - В регионах все чаще остается только филиальная сеть крупнейших банков, местные кредитные организации уходят с рынка, конкуренции сужается".

 Можно провести аналогию с живым организмом: кроме артерий и вен ему необходима еще и капиллярно-сосудистая система, отметил он. Нужно, чтобы и на местах было множество перспективных участников рынка разного масштаба. Кроме того, сегодня в регионах происходит вытеснение части игроков соответствующими экосистемами с учетом дистанционного управления, которое требует дорогой инфраструктуры.

 "В результате получается довольно сложная ситуация, формируется непропорциональная система, которая становится проблемой уже даже не для банковского сектора, а для самой экономики", - считает Тосунян. Как отметил собеседник издания, "чем более диверсифицированной будет любая система, тем более демократичной она окажется", тем труднее будет ей навязывать один вектор движения и одно видение, в этом случае придется налаживать обратную связь, искать баланс интересов, вырабатывать решения не с позиции силы, а с позиции, что каждый масштаб имеет право на жизнь.

 Конечно, нужно, чтобы система очищалась, нельзя допускать, чтобы под брендом банка работали структуры с гигантскими дырами, продолжил глава АРБ. "Но мы имеем примеры, когда эти гигантские дыры берутся под крыло государства, в них вкачиваются огромные средства, и потом такие структуры начинают конкурировать, выдавливая нормальные банки, - пояснил Тосунян. - Одновременно с этим есть банки, которые из-за небольшого недостатка ликвидности лишались лицензий, хотя они не занимались какими-либо сомнительными схемами, им лишь требовалась минимальная временная помощь, но они ее не получили в отличие от других "дырявых" монстров".

 Как уточнил также Тосунян, 2-3 года назад проблемой конкуренции озаботилось и само ведомство Эльвиры Набиуллиной: "Ведь монополизация рынка приводит к тому, что даже некоторым банкам как будто и сам ЦБ становится не указ".

 "Чем больше банков - тем выше конкуренция и выгодней условия для бизнеса, выше скорость принятия решений, - соглашается член генсовета "Деловой России" Алексей Кучмин. - В сегодняшних реалиях бизнесу порой очень сложно получить банковскую услугу, в том числе малому и среднему, к которому предъявляются почти такие же требования, как к крупному". "Расчистка банковского сектора сделала его более прозрачным. Но есть и негативные показатели - для регионального бизнеса, где банки служили точкой опоры, где можно было достаточно оперативно привлечь финансирование. По данным Центробанка, из 30 с лишним тыс. банковских подразделений рабочими на территории России остались 28,8 тыс. Для сравнения: еще в начале 2018 года физических отделений по стране насчитывалось более 34 тыс.", - говорит член генсовета "Деловой России" Алексей Порошин.

 Но филиалы и офисы закрывают не только по факту ликвидации банка или отзыва у него лицензии. "Сворачивание работы "живых" представительств - это долгоиграющая тенденция. Большинство банковских услуг окончательно переходят в онлайн, поэтому арендовать помещения для офисов и содержать персонал становится невыгодным. Вместо этого банки уже сейчас занимаются переориентацией своих бизнес-моделей под дистанционное обслуживание, - добавил он. - Весьма вероятно, что к концу 2020 года физических отделений станет еще меньше: пандемия коронавируса сделала потребление банковских услуг онлайн в разы актуальнее".

 "Банковская система перегружена рисками, ей следует помочь с решением этой проблемы, - обратил внимание в своем исследовании для журнала "Проблемы прогнозирования" главный научный сотрудник Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Олег Говтвань. - Очевидно, необходима санация и, очевидно, в другой форме по сравнению с тем, как ее проводит Банк России. Количественное смягчение (QE) по-российски отличается от проводимого в США, Европе и Японии прежде всего тем, что избыточные риски были оставлены в банковской системе: около 45% капитала российских банков отвлечено в резервы по ссудам, и такая ситуация сохраняется уже почти пять лет без каких-либо надежд на ее улучшение".

 Кроме расчистки банковского сектора от избыточных рисков следует определенным образом переориентировать кредитную селекцию банков, считает экономист: "В настоящее время она в большей мере ориентирована на перераспределение ренты, бюджетных вливаний и санационных кредитов, нежели на создание новых доходов". Пока, судя по выводам экономиста, финансовые агенты излишне ориентированы на "выигрыш".

 "Финансовые решения ищут не столько направления эффективного инвестирования и соответственно "создания" дохода в системе, сколько локальные ниши для перераспределения в свою пользу уже созданных доходов (накоплений)", - считает Говтвань. По его мнению, обеспечение устойчивого экономического роста требует коррекции финансовой структуры и в целом финансового поведения в экономике. Нужно изменить предпочтения и банковского сектора, что в условиях пандемии, ликвидации последствий коронакризиса становится еще актуальнее. При этом, как уточнил эксперт, усиление концентрации в банковской системе "все больше превращает ее из банковской сети в банковскую иерархию".

Теги:
Партнёры