RU / EN
Главная » Генеральный совет » Точки зрения » Будущее страны - за большим количеством молодых людей, погруженных в собственный бизнес

Будущее страны - за большим количеством молодых людей, погруженных в собственный бизнес 13 ноября 2018

Сергей Фахретдинов ни одного дня не работал по найму. Бизнесом он начал заниматься со времен студенчества – на пару с софаундером начинающий предприниматель мыл окна, зарегистрировав соответствующую компанию. Дальше – кадровое агентство, коммерческие банки, логистический бизнес. А на рубеже 2000-х наш герой стал инвестором: начал вкладывать деньги в полученный проблемный на тот момент актив – завод АО «Стеклонит» в Уфе. Этот актив впоследствии и стал основой крупнейшего бизнеса в сфере композитных материалов в России – группы компаний Рускомпозит. Сегодня в холдинге трудится порядка тысячи сотрудников, а сама компания – один из лидеров производства и внедрения композитных материалов в России.

Сергей Фахретдинов уже давно не участвует в оперативном управлении, он сосредоточен на стратегии компании и запуске новых проектов. Уже больше десяти лет он занимает должность председателя совета директоров. Активно участвует и в общественной деятельности, несколько лет был членом Общественной палаты РФ, лоббирует интересы отрасли, являясь членом «Деловой России», принимает участие в работе экспертных групп Агентства стратегических инициатив (АСИ). Кстати, больше шести лет АСИ возглавлял его соратник по Рускомпозиту Андрей Никитин, а в кулуарах часто говорят, что успехи компании способствовали взлету Никитина на высокий пост.

Знакомые характеризуют Сергея как человека, планомерно идущего к своей цели, хорошего семьянина. Он любит приглашать к себе в гости на воскресные семейные вечера. Готовит всегда сам на огне или в печи. Недавно эта кулинарная страсть переросла в авторскую программу «Деловая кухня». Фахретдинов берет интервью у бизнесменов и готовит еду. Выходит она на YouTube, но из онлайн-проекта планируется сделать полноценную нетворкинговую площадку. Но, обо всем по порядку в интервью Сноб.

Анна Воронина: Вадим Зеланд в своей книге «Трансерфинг реальности» писал, что у каждого крупного бизнесмена должно быть хобби, которое помогает ему уйти от реальности. Что значит для вас проект «Деловая кухня»?

Сергей Фахретдинов: Когда я готовлю, я расслабляюсь. Голова полностью освобождается от текучки и постоянного прокручивания ситуаций на работе. Сначала устраивал праздники живота дома, потом делился своими кулинарными мыслями в соцсетях, а потом переросло в видеоблог. В эфире мы делимся не только приготовлением какого-то интересного блюда, но и пытаемся привлечь молодых людей в бизнес. Я уверен, что будущее нашей страны - за большим количеством молодых людей, которые погружены в собственный бизнес.

Воронина: Вы же, как настоящий бизнесмен, смотрите на «Деловую кухню», в том числе, как на коммерческий проект…

Фахретдинов: Только последние 2-3 выпуска мы начали об этом думать. К нам стали обращаться наши партнеры, рестораторы, и даже рекламодатели какие-то… Я делаю то, что мне нравится. Важно не потерять вот это зерно. А бизнес-модель «Деловой кухни» формируется, но еще не готова. Прощупываем разные форматы внутри нее. Например, в новом выпуске появится элемент наставничества. Дадим возможность любому стартаперу задать гостю в эфире несколько вопросов, которые ему без помощи ментора сложно решить. Планируем вводить рубрику с советами молодым предпринимателям…

Воронина: Бизнесмен - человек, который всю жизнь принимает ответственные решения, понимает, что такое управлять людьми, а еще всегда рискует всем. На ваш взгляд, предпринимателем надо родиться или этому можно научить?

Фахретдинов: Чему-то можно научить, но не всех. Характер должен быть. Предприниматели склонны к риску, к авантюре, как вы сказали. Очень много людей системных, чистых менеджеров, которые должны работать в определенной системе координат и четко по поставленным задачам. Почему я об этом все время говорю, с точки зрения привлечения через «Деловую кухню»? Потому что есть сомневающиеся. Потому что очень много ребят сегодня смотрят и думают: «А как? А что? А где деньги взять? Да вот все тендеры куплены. Все распилено и раскуплено. Нет честной конкуренции. А может быть лучше на зарплату куда-то? В силовые структуры – там все стабильно. Или в Газпром?» И этих сомневающихся много. С ними-то и надо работать.

Воронина: А как работать? Условно, как Тони Робинс, который мотивирует: «вы можете», «вы попробуйте», «все вместе»?

Фахретдинов: Я вообще не поклонник Тони Робинса. Вот реально. Я не был на его шоу, но слушал много. Он очень банальные вещи говорит. Личный опыт важен. Личная история тех людей, которые на программу приходят. Это самый лучший мотиватор. Я не говорю про тех, которые волею судьбы оказались близко к госпроектам или к деньгам. Мы не про этих. Многие люди, даже в «Деловой России», они же «от сохи». Они росли сами, строили свой бизнес сами, с нуля. Им же было непросто.

Воронина: Вы с окончания института стали заниматься бизнесом?

Фахретдинов: Я уже в институте открыл компанию и работал самостоятельно. Мы занимались там много чем. Мыли окна, например.

Воронина: Но вы не сами мыли? Вы нанимали людей?

Фахретдинов: Сначала сами.

Воронина: Это был первый бизнес?

Фахретдинов: Да. Потом у нас было кадровое агентство.

Воронина: Как Вы проводили ключевые собеседования в своем кадровом агентстве, Вам ведь было только 20 с небольшим? На что ориентировались, жизненного опыта-то нет?

Фахретдинов: Опыта нет, но и кадровых агентств тогда не было, то есть наше было одним из первых. Людям нужен был персонал, а где его взять, никто не знал. Поэтому мы создали агентство и довольно успешно передавали людей. Потом был первый частный пункт обмена валют. Банки-то уже имели пункты, а вот первый частный в Уфе – наш. Потом мы начали развозить кондитерские изделия. Из Москвы, я помню, везли в Башкирию. Сами были грузчиками, вдвоем за сутки загружали фуру.

Воронина: Два фаундера-грузчика?

Фахретдинов: Да. Потом уже получили аттестаты, стали заниматься фондовым рынком. Потом инвестиционная компания. Потом неудачные спекуляции превратились в долгосрочную перспективную инвестицию: мы купили первый завод. Сейчас у нас 4 завода и несколько производственных площадок.

Воронина: В «Деловой кухне» вышло уже 9 выпусков…

Фахретдинов: Два выпуска сейчас в монтаже. Серия выходит раз в две недели. Следующая – во вторник.

Воронина: Как вы выбираете гостей? Кто это?

Фахретдинов: Хороший вопрос. Это должен быть интересный человек со своей историей, которому есть чем поделиться в плане бизнеса

Воронина: Сколько общаюсь с предпринимателями, не уходит ощущение, что серьезный бизнесмен – это системный авантюрист. В этих бесконечно меняющихся условиях он умеет подстраиваться, находить правильные решения и балансировать... Условно, бегать между капельками дождя. Что-то хоть остается неизменным?

Фахретдинов: Я бы не согласился с определением «авантюрист»…

Воронина: Системный авантюрист.

Фахретдинов: Системный авантюрист? Уже ближе… Во-первых, любой предприниматель должен иметь свою цель…

Воронина: Деньги? Капитализация компании?

Фахретдинов: Нет, только не деньги. Только на начальном уровне может быть что-то материальное. Чем больше ты в бизнесе и чем больше зарабатываешь, тем сильнее меняются не ценности, а цели. Ты должен делать что-то интересное, что тебе нравится. Потому что, все-таки, предприниматель – этот тот человек, который погружен в свое дело если не 24 часа в сутки, то 20 часов в сутки ежедневно. Оно точно не должно его разрушать. Иначе он не на своем месте. И с точки зрения авантюризма, знаете, когда цель понятна и путей много, то некоторые пути кажутся просто сумасшедшими. Например, когда ты инвестируешь в какой-то проект достаточно большие деньги. Цифры не ложатся, а интуитивно ты чувствуешь – да, это правильный путь. Финансисты против, стоят горой, а ты все равно идешь туда. И, как правило, ты идешь правильно.

Воронина: Ну это только внутреннее чутье?

Фахретдинов: Это, наверное, какая-то интуиция. Конечно, она основана на опыте.

Воронина: Сейчас не утихают обсуждения увеличения пенсионного возраста. Вы как-то свою жизненную траекторию скорректировали? Может быть, детям что-то советуете в связи с нововведениями? Как подготовиться?

Фахретдинов: Я, наверное, скажу не совсем то, что говорят многие. Мне кажется – это правильное решение, потому что активность – лучшее лекарство. Чем больше люди будут работать, тем больше они будут заниматься своим здоровьем, тем больше мозг будет работать, и они будут находится в нормальном состоянии. Детям я говорю, что вы должны рассчитывать всегда на самих себя. Здесь очень важно понять, что пенсия никогда не обеспечит достойную жизнь в старости. Поэтому рассчитывать нужно на себя, работать нужно, пока ты активен. Чтобы это позволяло тебе в старости вести нормальную достойную жизнь. Понятно, что у каждого своя планка «нормальной жизни», но как минимум чтобы была возможность обучать своих детей, внуков и посмотреть мир, поездить по России. Даже это сейчас достаточно дорого.

Воронина: Если все же вернуться к вопросу постоянных изменений… Я объясню, почему спрашиваю… Это реально беспокоит всех: мы живем в таком неврозе, если начинаем читать новости. Постоянно что-то меняется: волатильность рубля, увеличивается НДС. Вы к этому как относитесь? Вас что будоражит?

Фахретдинов: Не читайте эти новости просто, и вам легче сразу станет.

Воронина: Но нужно же знать, что происходит?

Фахретдинов: Шутка, конечно. Что касается получения информации... Как она влияет и отражается на мне? Если ты можешь на это повлиять, значит ты должен об этом беспокоится, предпринимать усилия. Может «Деловая Россия» повлиять на ставку? Наверное, да. Мы этим занимаемся, боремся, высказываем свое мнение, но в итоге принимается какое-то решение, которое идет вразрез с ним. Конечно, ни один предприниматель не любит, когда повышаются налоги. Но повлиять на это мы сегодня не можем, и нужно заниматься эффективностью собственной компании, ее затратами, настраивать бизнес-процессы. Надо быть более конкурентоспособными, потому что среда меняется очень динамично. С учетом санкций конкурентная среда становится в России более жесткой.

Воронина: А программы импортозамещения, они же нацелены на что, чтобы поддержать внутренний рынок и производителей.

Фахретдинов: Да, но если раньше крупные компании не обращали внимания на какие-то локальные, небольшие рынки, то сегодня они туда идут. Потому что инвестировать за рубеж сегодня сложно.

Воронина: В сегодняшней экономической ситуации, с санкциями и прочими трудностями, вы как-то корректировали стратегию Рускомпозита?

Фахретдинов: Мы сейчас активно развиваем рыночные ниши, которые Владимир Путин указал в качестве приоритетных и прописал в знаменитых указах. Это инфраструктура, строительство, зеленые технологии, в том числе, будем инвестировать именно в них. Это первое. Второе - все, что касается влияния санкций и девальвации рубля. С точки зрения возможности экспорта, это плюс.

Воронина: Вы экспортируете?

Фахретдинов: Пока немного. Ностратегическая цель такая есть у нас. Мы активно развиваемся, сертифицируем свою продукцию, поставляем уже на европейский рынок. Я думаю, что следующий год будет более активным в этом плане. Что касается минусов, то качественное сырье для композитов – в основном за рубежом . В России мало. Связующие, пропит-составы различные закупаем, поэтому здесь тоже отрицательная история с экономикой.

Воронина: Когда я маленькой была, бабушка говорила: «Хочешь хорошо приготовить – не уходи с кухни». Вы сейчас принимаете участие в оперативном управлении Рускомпозитом?

Фахретдинов: Порой бывает, что ныряешь в какие-то вопросы, где есть узкие места… Посмотрел: все правильно идет – вынырнул. Но на самом деле мне это скучно. Мне больше интересно видение…

Воронина: Это какие-то новые проекты?

Фахретдинов: Генерировать идеи – это мое, а вот реализация идеи мне не интересна. Не моя сильная сторона.

Воронина: Но ведь для того, чтобы выйти на этап отстраненности, нужно было собрать команду. Как собирали людей вокруг себя?

Фахретдинов: Некоторые люди у нас уже работают более 10 лет …

Воронина: Это основной костяк, или…

Фахретдинов: Я бы не сказал, что это основной костяк, но есть немало людей, которые работают чуть ли не с основания. Некоторые пошли на повышение: кто-то начал политикой заниматься, кто-то свой бизнес открыл… Мы к этому спокойно относимся. Если человеку тесно становится в рамках компании, он должен попробовать делать то, что он хочет, реализовывать свои идеи в другом месте.

Воронина: Про политика, это вы, конечно, про Андрея Сергеевича Никитина говорите, который стал губернатором Новгородской области?

Фахретдинов: Андрей у нас работал, да. Очень умный, порядочный, интересный человек.

Воронина: Тяжело его было отпускать?

Фахретдинов: Он, по-моему, сразу сказал, когда пришел: «Я когда-нибудь уйду в политику. Мне это интересно». Я был готов, а вот потом уже, когда он ушел, стало тяжело. Он очень хороший руководитель. Многое для компании сделал, и я до сих пор ему благодарен. Надеюсь, что у него и там все получится.

Воронина: Давайте вернемся на «Деловую кухню». Я смотрела все выпуски, и знаете, очень неплохие просмотры – под 45 тысяч под большинством.

Фахретдинов: Немного, мне кажется… Мы настраиваемся на большее количество просмотров. План к 200 тысяч. Мы хотим кратно расти, так же, как и в бизнесе. Нас интересует не только количество подписчиков, но еще и обратная связь. Если после каждого нашего выпуска в бизнес будет приходить по 2-3 человека – это будет просто мега-успешно. Если бы кто-нибудь написал бы: «Посмотрел я эту передачу и так вдохновился, что открыл свой ларек». Вот цель, которую я ставлю.

Воронина: Кто у вас в семье постоянно готовит? Или у вас, условно, каждую пятницу вы у плиты – и такой семейный ужин?

Фахретдинов: Не только в пятницу, но и всегда, когда дома бываю. Хотя меня жена все время с кухни выталкивает – «давай отсюда, это моя территория». Вот я все думал, как бы мне вернуться на кухню… А тут гуляем с ней по дачному поселку, я так на крышу посмотрел и говорю: «Давай-ка печку поставим?». Поставили. Теперь полноправно могу готовить.

Воронина: А какие-то секреты Вы для себя почерпнули по ходу программы? В чем вся соль приготовления, чтобы было действительно вкусно?

Фахретдинов: Например, В Питере мы коптили сметану для палтуса. Древесная стружка поджигается, накрывается обычной фольгой, и сметана коптится. Или как рыбу жарить правильно… У Вас часто бывало, когда рыба прилипает?

Воронина: Было.

Фахретдинов: У меня часто такое случалось. А теперь у меня рыба не прилипает. Ну, во-первых, просушить ее надо хорошо. Во-вторых, использовать пергаментную бумагу. Сковородку разогрели, масло, пергаментную бумагу и на нее прямо – рыбу. И она так же поджаривается вкусно, только не прилипает абсолютно.

Воронина: Последний вопрос. Все-таки, у меня серия интервью с визионерами современности и, как правило, я прошу гостей сделать вижн в будущее. Вы что предвидите?

Фахретдинов: Во-первых, мне кажется, что вся острота санкционная и геополитическая все равно остынет.

Воронина: Когда?

Фахретдинов: Мне кажется, в этом году она должна просто остыть. Давление будет усиливаться, но предприниматели и государство наше, они адаптировались уже. Уже нет такого: «Ой, санкции». Ну санкции и санкции. Все уже. Это очень большой плюс, кстати. Потому что мы знаем, как происходят коллапсы на более ликвидных рынках, там очень много психологии. Люди начинают бояться, сбрасывать, продавать – и все летит в тартарары. У нас – наоборот: паники уже нет, люди поняли, что нам придется с этим жить и жить долго, поэтому начинаем думать о новых проектах, инвестировать, развиваться.

Сноб

Фотограф Василий Королев

Мал золотник, да льготы
В статусе малого бизнеса можно будет задержаться на два года
Самозанятых переводят в малый бизнес
Чем объясняется инициатива Минэкономразвития
Вернут едой. Почему нет смысла переплачивать за возвратные билеты?
АиФ.ru рассказывает, в каких случаях возвратный билет на самолет становится невозвратным, о каких правилах умалчивают авиакомпании, и стоит ли переплачивать за возможность вернуть билет.
Титов предупредил о рисках распространения на самозанятых льгот малого бизнеса
Бизнес-омбудсмен отметил, что в отношении самозанятых не доработана юридическая база
Кредитам уточняют размер
Минэкономики расширило спектр льготных кредитов для малого бизнеса
Свой сухарь лучше привозного
Минэкономразвития выступило против новых требований к организации питания детей
Силуанов заявил о нигилизме бизнеса из-за отказа инвестировать
Партнёры