Платформа для обработки бизнес-запросов предпринимателей
RU / EN
Главная » Регионы » Уральский ФО » Свердловская область » Новости » Что делать, если сотрудники — как сборная России по футболу

Что делать, если сотрудники — как сборная России по футболу 14 ноября 2017

«Люди не хотят больше денег. Выросло поколение с модными стрижками и татуировками, которые открывают кофейни, зарабатывают очень мало, но считают себя элитой. Этакие «интеллектуальные бомжи».

Станислав Воробьев, член свердловского регионального отделения «Деловой России», собственник фабрики «Союз-Мебель»:

— В 2010 г. я ездил на очередную мебельную выставку в Китай, ходил-бродил там с сослуживцами и увидел несколько новинок, которые можно было без проблем продавать у нас. Просто бери оборудование, вези к себе, ставь и начинай производить продукт. Цена, кстати, была весьма приемлемой, но возникла проблема: мы не смогли определить, кто будет этим в компании заниматься. Все говорили: «Нет, у меня же свое направление», а взять на новое было некого. Тогда у меня произошло озарение, я ясно осознал: в стране до сих пор очень много денег, есть емкость разных рынков с неудовлетворенным спросом, есть земля, территория, энергоносители, а ключевым фактором, который, имея эти ресурсы, может, как все запороть, так и все вытащить на себе — человек. 

Кадры стали самым ценным ресурсом, который влияет на себестоимость любого товара, причем, он дорогой и очень дефицитный — его даже за деньги не так просто купить.

Кадры — это проблема эпохи, проблема номер один, и она идеологическая. Люди — это не та вещь, которую можно привлечь как инвестиции, не та, которую можно отрегулировать на рынке ценой.

Дело в том, что у людей в их системе ценностей отсутствует карьера, амбиции. У нас компания ориентирована на то, чтобы перспективные сотрудники вырастали в руководителей, потенциально я любого такого специалиста готовлю на позицию своего компаньона. Потому что убежден: топ-менеджер — это тупиковая ветвь развития, над ним только собственник, и дальше расти уже некуда. И либо он уйдет к конкуренту или сам станет лобовым конкурентом, либо начнет стагнировать, а за ним застой начнется и на предприятии. И я решил: если человек дорос в своем сегменте до верхнего уровня, то ему не то что позволяется, а я уговариваю его вложить свои накопления в новое направление и заниматься им самостоятельно. И сам я готов вкладывать гораздо большие суммы, а делиться в любых пропорциях, потому что понимаю, что человек ценен. Но чтобы он мог управлять предприятием, он должен быть многофункциональным, попробовать в компании все. И здесь все не так просто.

Например, есть у нас два перспективных сотрудника, оба неплохо зарабатывают, но один ездит на средней машине и хотел бы модель получше, а второй живет на съемной квартире. Первый может все: работать на станке, в снабжении, в бухгалтерии, руководить цехом, но не может продавать. Второй тоже многостаночник, но не хочет управлять людьми. Я им предложил: если хотя бы три месяца подряд вы будете продавать на 500 тыс. руб. — а это немного для нашего бизнеса — то один заселяется в мою квартиру, а второй получает автомобиль как у меня. Они согласились сыграть в эту игру, но вот прошло два месяца, а результата нет.

То есть они хотят жить в служебной квартире на ул. Энгельса и ездить на Land Cruiser 200, но не настолько, чтобы напрячься. Не убиваются они — прямо как наша сборная по футболу: играют вроде бы неплохо, стараются, но чтобы умирать на поле, как во времена СССР, такого нет.

Люди даже и денег-то зарабатывать больше сейчас не хотят. Им интереснее защищенность, определенная сытость. Это такое поколение любителей кофе, которое, будучи в подростковом возрасте смотрело по телевизору сериалы про глянцевую жизнь, где герои то и дело сидели в кафе, что-то ели, пили свежевыжатые соки и кофе. И это поколение кофеманов считает, что это и есть красивая стильная жизнь. Они учатся на бариста, работают в кофейнях, ездят на профильные семинары, открывают кофейни, продают друг другу франшизы кофеен… Выглядят они гораздо лучше меня: модные стрижки, одежда, татуировки. Зарабатывают они все очень мало, но считают себя элитой. Этакие, с выражения одного моего знакомого, интеллектуальные бомжи, у которых в кармане две тысячи, а жить нужно еще две недели. Вот и питаются они кофе в этой же кофейне, где работают. Причем не особенно и работают, а больше ведут интеллектуальные беседы с коллегами.

Сотрудников просто стало не из кого выбирать. Хотя многие компании предлагают создать самый верхний уровень в кадровой воронке, поток людей, из которых я смогу подобрать себе спецов. Устанавливают разные ценники на эти услуги: кто 5 тыс. руб., кто 20, кто 50 тыс. И я готов умножить эту сумму втрое, но заплачу деньги только когда возьму человека на работу и получу первый результат. Показательно: еще никто на такие условия не соглашался.

Так что все, что сейчас говорят про выбор кадров, их выращивание — это несерьезно. Это примерно как в 1980 г. говорить про моду в СССР. Да, какие-то модные тенденции тогда существовали, были стили, но не было одежды!

Или можно было сколь угодно рассуждать, что лучше — «Жигули» или «Волга», но довольствоваться приходилось изделием Волжского автозавода, и то если удалось его вырвать у спекулянтов. Точно так же в начале 1990-х можно было после просмотра фильма «Уолл-стрит» знать все про ценные бумаги и рассказывать об этом ребятам в ресторане. Но биржи в стране не существовало.

Резюмируя: если будет создана воронка людей, которые хотят работать, мы разберемся, что с ними делать дальше — как выращивать, чем мотивировать и т. д. Но если ее не из кого создавать, кадровую проблему не решить. И я, откровенно говоря, пока не вижу предпосылок для изменения ситуации. 

Теги:
Эксперт: кризис на гостиничном рынке Москвы разрешится не ранее марта
Путин и бизнес договорились по локдауну
Президент пообщался с представителями системообразующих компаний и заявил им, что бизнес еще может столкнуться с острыми проблемами.
Эксперты объяснили, почему кредитная амнистия не спасет россиян от долгов
Кубышка на 14 миллиардов бюджетных рублей
Правительство создаст новый венчурный фонд фондов для крупного бизнеса
Предложения бизнеса могут включить в план достижения национальных целей России
Первый вице-премьер РФ Андрей Белоусов на встрече с деловыми объединениями обсудил меры повышения объема инвестиций в экономику, поддержку предпринимательства и развитие экспорта
Ничего лишнего: IT-компании просят пересмотреть налоговые льготы
«Деловая Россия» просит распространить налоговый маневр на производителей оборудования
Партнёры