Платформа для обработки бизнес-запросов предпринимателей
RU / EN
Главная » Лица » Генеральный совет » Точки зрения » Екатерина Авдеева: «Кредиты для бизнеса под 0% дают единицам»

Екатерина Авдеева: «Кредиты для бизнеса под 0% дают единицам» 07 мая 2020

Екатерина Авдеева, член Генерального совета, председатель Комитета развития правовых услуг и экспертизы законопроектов общественной организации «Деловая России» в интервью с Анной Ворониной для «Русбанкрота» рассказала о мерах поддержки бизнеса, рисках сегодняшних реалий и о том, что стоит делать предпринимателям, оказавшимся на грани отчаяния.

В современном мире пандемия COVID-2019 – беспрецедентный случай. Экономики стран рушатся, предприятия банкротятся. Наверное, сейчас особенно много работы?

Е.А.: Да, таких мер, которые применяются сегодня для борьбы с коронавирусной инфекцией, мы еще не встречали. И если о гражданах, которые остались без работы, забота государства более-менее понятна (они могут встать на учет и получать пособие по безработице), то для предпринимателей, которых связывают обязательства по оплате зарплат, налоговых и прочих платежей все гораздо сложнее.

Но я не думаю, что большинство перейдет к стадии банкротства. Да, это тоже инструмент разрешения сложившейся ситуации, который можно назвать «лучше ужасный конец, чем ужас без конца», но к нему стоит прибегать только в крайних случаях, с хорошей командой адвокатов и специализирующихся на банкротстве юристов.

Сейчас самое правильное для предпринимателя – оценить все правовые риски, которые у него есть. Необходимо четко видеть несколько путей развития событий, чтобы не допускать хаоса в своих действиях.

Для предпринимательской деятельности риск всегда присущ, но рисковать необходимо максимально определив координаты текущей ситуации с учетом всех правовых, финансовых и репутационных рисков. Поэтому сегодня к нам обращаются те, кто хотят всесторонне оценить ситуацию, учесть все аспекты и действовать. Медлить – не вариант предпринимателя.

А есть какие-то рекомендации для тех, кто уже твердо решил, что будет идти по пути банкротства?

Е.А.: Хочу предостеречь тех предпринимателей, которые полагают, что можно ничего не делать, а в случае полной невозможности исполнить обязательство, обанкротиться и решить проблемы.

Во-первых, не стоит забывать о субсидиарной ответственности контролирующих компанию-должника лиц. Кстати субсидиарная ответственность может грозить даже вне процедуры банкротства, а также в случае исключения юридического лица из ЕГРЮЛ. Перешедший долг в рамках субсидиарной ответственности по долгам компании-банкрота, как и долг в связи с противоправным поведением должника, не списывается даже при личном банкротстве.

Во-вторых, хотелось бы предостеречь предпринимателей от необдуманных действий, которые уже будут квалифицироваться в качестве преступления, предусмотренного соответствующей статьей УК РФ.

Так, вывод активов, удовлетворение требований одного кредитора преимущественно перед остальными могут образовывать состав преступления. Ст. 195 УК РФ вменяется в случае сокрытия имущества, вывода имущества после наступления признаков банкротства и относит содеянное к категории небольшой тяжести. К сожалению, предприниматели нередко стараются спасти хоть часть материальных ценностей или предпринимают иные необдуманные шаги, не консультируясь и не осознавая, что этим себя подводят к судимости.

Но чаще правоприменители не очень любят ст. 195 УК РФ, срок давности привлечения по которой всего 2 года. Они изо всех сил стараются «притянуть за уши» ст. 196 УК РФ (прим. ред.: преднамеренное банкротство), даже когда деяние, очевидно, совершено после наступления признаков банкротства, а значит должно квалифицироваться в случае наличия состава ст. 195 УК РФ. Дело в том, что ст. 196 УК РФ тяжкая, наказание за нее назначается нередко в виде реального лишения свободы, а срок давности привлечения к уголовной ответственности составляет 10 лет. Ну и не стоит забывать о сопутствующих составах, которые могут быть обнаружены в процессе банкротства, т.к. возможно возбуждение уголовных дел по составам: уклонения от уплаты налоговых и иных обязательных платежей, мошеннические действия и другие противоправные деяния.

С точки зрения уголовного преследования предпринимателей, есть ли перерыв?

Е.А.: Некоторые уголовные дела встали на паузу, но некоторые следственные действия проводятся, избираются меры пресечения, хотя на сегодняшний день все СИЗО г. Москвы закрыты на прием новых лиц за исключением СИЗО-7. Если ОРМ (оперативно-розыскные мероприятия) были завершены и есть основания для привлечения лица, то его откладывать не будут. 

Вначале задерживают, ИВС все работают. Была рекомендация не избирать меру пресечения только для лиц, обвиняемых в тяжких и особо тяжких преступлениях, но стоит напомнить, что «излюбленные» правоприменителями части 3,4 ст. 159 УК РФ (прим. ред.: мошенничество) относятся как раз к тяжким составам. Поэтому после задержания выходят в суд с избранием меры пресечения, в том числе предпринимателям. И, увы, продолжают избирать.

К сожалению, я уверена, что после выхода из самоизоляции заявлений в правоохранительные органы в отношении предпринимателей от обиженных сотрудников и контрагентов будет не мало.

Пока неизвестно как в нынешних условиях будет складываться правоприменительная практика, как будут учитываться обстоятельства, но более-менее спрогнозировать можно. И я бы сейчас не стала забывать о том, что были введены новые статьи УК РФ именно для сегодняшней ситуации.

Так, Федеральным законом от 01.04.2020 №100-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статьи 31 и 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» внесена ст. 207.1, предусматривающая ответственность за публичное распространение заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан, что может коснуться и предпринимателей. Также были внесены изменения с увеличением санкции в ст. 236 УК РФ, предполагающей ответственность за нарушение санитарно-эпидемиологических требований. Новые статьи могут быть вменены и предпринимателям.

Когда бизнес-омбудсмен Москвы лоббировала беспрепятственное передвижение адвокатов в период пандемии, то она говорила о том, что именно бизнесу нужна защита в это время, ведь многие просто закрывают свои предприятия.

Если с проверкой все-таки пришли, если на опрос или допрос вызывают, если проводится обыск – здесь точно без адвоката не обойтись. Поэтому важно, чтобы адвокатам предоставили возможность передвигаться по удостоверению. Адвокат точно не должен сообщать, куда он едет, т.к. сам факт обращения к нему доверителя представляет собой адвокатскую тайну. Поэтому для бизнеса важно, чтобы они могли обратиться к своему адвокату, и он к ним оперативно приехал в случае возникновения экстренной правовой ситуации.

Насколько, по вашему мнению, эффективны государственные меры поддержки малого и среднего бизнеса?

Е.А.: Меры поддержки действительно важны для бизнеса, но, к сожалению, их недостаточно. Так, например, кредиты для бизнеса под 0% для выплаты зарплат, получить могут единицы, что подтверждается «контрольными закупками», а размера в 1 МРОТ на одного сотрудника чаще совершенно недостаточно. Даже прямые выплаты в размере 12130 руб., озвученные президентом, а также стимулирующие меры для владельцев коммерческой недвижимости в случае снижения ими арендной ставки на 50 и более процентов могут не спасти ситуацию, если организация сейчас вообще не получает прибыли. Так, у нее возникают только расходы при нулевой прибыли. Все зависит от резервов, а в малом и микробизнесе они почти отсутствуют.

Кредитная поддержка очень важна, но в ситуации, когда абсолютно неизвестно, когда предприниматель сможет исполнить обязательства, не каждый рискнет ей воспользоваться.

Отсрочки по различным выплатам в городской бюджет будут полезны для бизнеса, но вряд ли будут достаточны, тем более что воспользоваться ими смогут далеко не все, т.к. есть четкие критерии. Здесь и основной ОКВЭД должен соответствовать отрасли, включенной в список наиболее пострадавших, и убытки за 2019 год не должны отсутствовать.

Самое главное – все меры поддержки должны быть абсолютно прозрачны и понятны для бизнеса. С максимально возможным упрощением процедур, но при этом, без возможности мошеннических схем.

Совсем недавно была новость, что по нескольким искам суды все же признали чрезвычайное положение. Что это меняет для остальных? Или это касается только отдельно выигранных дел?

Е.А.: Я бы не стала уповать на форс-мажор и полагать, что будет возможность избежать ответственности. Само по себе обстоятельство непреодолимой силы не представляет собой какую-то автоматическую индульгенцию.

Стоит вспомнить, что в ст. 401 ГК РФ указано на необходимость доказывать не исполнившему или ненадлежащим образом исполнившему обязательства на связь таких действий и обстоятельств непреодолимой силы. Т.е. надо доказать и то, что это были обстоятельства непреодолимой силы, и то, что они прямо повлияли на исполнение, т.к. в этой же статье указано, что к таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушения обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств. Поэтому предпринимателям лучше стараться исполнять обязательства, решать вопросы путем переговоров или в случае невозможности собирать максимальное количество доказательств своей добросовестности.

Действительно ли сейчас отсутствуют проверки для предпринимателей?

Е.А.: Постановлением Правительства установлен особый порядок проведения проверок в отношении юридических лиц и ИП, разделив всех на две группы: субъекты МСП, а также некоммерческие организации со среднесписочной численностью до 200 человек; все остальные.

Для первой группы в 2020 году есть возможность проведения только внеплановых проверок и только в случае, если такие проверки включены в установленный перечень. Для второй группы возможны и плановые проверки, если их деятельность относится к категории чрезвычайно высокого риска.

Напомню, что сейчас у предпринимателей есть другие проверки. В КоАП и КоАП Москвы внесены статьи, предусматривающие ответственность за несоблюдение новых требований из-за коронавируса. Речь идет о нарушении санитарно-гигиенических и противоэпидемических мероприятий, составлять протоколы могут должностные лица полиции и Роспотребнадзора. Роспотребнадзор активно проводит проверки, причем штрафы для предпринимателей могут составлять от 500 тысяч до 1 млн рублей.

 

По данным Центра стратегических разработок треть российских компаний отправили сотрудников в неоплачиваемый отпуск, а 16% сокращают персонал. Удастся ли бизнесу выполнить пожелание президента – не сокращать рабочие места?

Е.А.: Вот здесь позволю себе предположить, что сохранить рабочие места и своевременно выплачивать заработную плату получится далеко не у всех. Если говорить о микро и малом бизнесе, то чаще всего «подушка безопасности» не рассчитана даже на месяц деятельности компании без доходов. Тем более, речь идет о выплате заработной платы, а это не только оклад, но и компенсационные и стимулирующие выплаты.

В случае невыплаты у бизнесмена возникают не только риски проверки после жалобы сотрудников в трудовую инспекцию или Прокуратуру РФ, но и возможные уголовно-правовые последствия в случае невыплаты части заработной платы свыше трех месяцев или полной невыплаты свыше двух месяцев.

Конечно, для привлечения бизнесмена к уголовной ответственности необходимо наличие у него возможности производить выплаты. Но необходимая для состава корыстная или личная заинтересованность руководителя означает, например, «поддержание своего имиджа перед контрагентами как порядочного, надежного и честного партнера» (из приговора), т.е. временно платить меньше сотрудникам, чтобы потом спасти бизнес – рискованная стратегия.

Но в этой ситуации можно постараться договориться, т.к. расторжение договора без рисков для работодателя возможно по соглашению сторон.

Исходя из нынешней ситуации, через какое время российская экономика сможет выйти в плюс?

Е.А.: Сейчас трудно строить прогнозы. Сегодняшний кризис аналитики сравнивают с кризисом 2008 года. Очевидно, что ситуация совершенно непредвиденная и экстраординарная. Мир динамично меняется, предприниматели и до самоизоляции не могли жить по выстроенному на 10 лет плану, они вынуждены действовать в условиях неопределенности.

Сейчас важно такое свойство предпринимателя как адаптивность. Необходимо быстро реагировать, быстро перестраиваться, быстро принимать решения, быстро модернизировать команду, направление деятельности.

Да, нужна будет поддержка, но для активных предпринимателей важнее будут специальные условия для развития и внедрения их идей, наподобие режимов «регуляторных песочниц».

Конечно, во многом восстановление зависит от того, как долго продлятся ограничения и как они будут поддержаны предприниматели. Но уверена, что многие смогут адаптироваться, проявить изобретательность. Важно, чтобы их поддержали отсутствием административного давления, быстрым принятием необходимых для развития законов, льготными кредитами, отсрочками в оплате налоговых и иных платежей.

Именно предприниматели создают большое количество рабочих мест, участвуют в формировании бюджетов всех уровней. Поэтому их должно быть достаточно, и они должны развиваться. Это обязательное условие для скорейшего восстановления экономики.

Дайте несколько советов, как выжить предпринимателям и бизнесу в это тяжелое время?

Е.А.: Важно не паниковать. Прежде всего, необходимо проанализировать ситуацию, провести аудит текущих договоров, оценив объем обязательств и возможность их исполнения, а также условия, их финансовые и правовые последствия. При этом необходимо документально фиксировать все действия, которые направлены на исполнение обязательств.

 

Самое эффективное – это договариваться. Решать вопрос лучше в настоящем времени, а в случае обращения к медиатору, решение будет представлять собой действительно консенсус. А это означает, что, достигнув договоренностей сегодня, в случае их неисполнения вы сможете пойти в ФССП, предъявив в качестве исполнительного документа медиативное соглашение, заверенное у нотариуса.

Кризисная ситуация пройдет, и надо будет дальше создавать и развиваться. Я уверена, что партнеры и контрагенты, которые смогут выйти из ситуации путем переговоров, потом еще оценят то, что стали искать консенсус.

Русбанкрот

На двух стульях. Почему строительный бизнес идет в политику
Интересный факт — если депутаты Госдумы и становились фигурантами уголовных дел, то это, как правило, было связано с их бизнес-интересами именно в девелопменте и недвижимости
Больше знаний, меньше денег. Почему люди с образованием мало зарабатывают?
Нацпроекты: бизнес-участие-опрос
Основным механизмом участия бизнеса в нацпроектах стали закупки — опрос «Деловой России»
Льготные кредиты могут обернуться волной банкротств
Кредиты под 2%, которые выдавались российским компаниям в рамках антикризисных программ, могут привести к массовым банкротствам
Эксперты оценили план правительства по восстановлению экономики
На заседание правительства вынесен проект национального плана действий по спасению экономики после пандемии
Ростуризм рассчитывает, что программа туристического кешбэка войдет в нацпроект по туризму
Законодательство по Арктике будет совершенствоваться
Партнёры