RU / EN
Главная » Лица » Генеральный совет » Точки зрения » Как только кто-то начинает вести твой бизнес, это уже не твой бизнес

Как только кто-то начинает вести твой бизнес, это уже не твой бизнес 27 апреля 2018

Член генерального совета «Деловой России», директор группы компаний «МКС» Максим Загорнов в интервью федеральному порталу Znak.com рассказал о том, почему именно сейчас отрасль малой энергетики переживает бум развития, о борьбе и дружбе с монополиями, зависимости от импорта, необходимости создания российского аналога двигателя, об альтернативных источниках энергии и о том, планирует ли он передать свой бизнес детям.

- Максим Александрович, как себя чувствует ваша отрасль?

- В 2014 году после резкого роста курса валют в стране произошло затухание экономической деятельности. На нашей отрасли это тоже отразилось. Несколько компаний, которые занимались строительством объектов малой энергетики, не смогли пережить кризис и разорились. Из-за того, что курс прыгал, на рынке была нервозная атмосфера. Все боялись неопределенности и не развивали энергохозяйство своих предприятий. 2015 и 2016 годы прошли для нас напряженно. В 2017-м постепенно определился коридор курса и снова появился интерес со стороны потребителей – процессы строительства собственной генерации возобновились. В этот период резко вырос тариф. По стране рост составил до 15% за киловатт. Это повлекло большой интерес к оборудованию для собственной генерации и в целом к такому явлению, как малая распределенная энергетика. В ближайшее время может возникнуть уже другая проблема. Будет недостаточное количество компетентных компаний, которые смогут ответить на растущий спрос. Сейчас сети находятся в плачевном состоянии. Есть недостаток финансирования, оборудование устарело. Были попытки в 2012 году продать сети. Но для государства это такая же проблема, как и железная дорога и ЖКХ. Это сфера, которая требует постоянного финансирования. Электросети финансируются через тарифы. Все программы, связанные с модернизацией, отражаются на росте цен на электричество, но рост тарифа ограничен. Окупаемость таких проектов – до 25 лет, и желающих вкладывать свои средства практически нет. Проблемы будут только увеличиваться. Сетевые компании свою функцию будут осуществлять с большими усилиями. Генерирующие компании из-за кризиса сейчас даже имеют переизбыток мощностей. Но к 2020 году оборудование старше 40 лет будет в 80% компаний. Очень много оборудования будет выбывать из энергосистемы. Его уже невозможно ремонтировать – только заменять. Поэтому в энергетике появились новые программы по обновлению мощностей. Строить новые станции – это дорого. Снова нужны деньги, и эти средства собираются включать в тариф и перекладывать финансовую нагрузку на потребителя. Это опять же даст рост цены на электроэнергию. И это сделает еще интереснее собственную генерацию. У централизованной энергетики есть еще одна проблема. Прогнозируется энергетическая «яма» по аналогии с демографической. Предполагается, что нас ждет экономический рост, но для него может не хватить нужного объема энергии. С учетом того, что мы хотим перейти на высокотехнологичную экономику, нам нужно наращивать генерирующие мощности.

- Такое чувство, что к вам бизнес обращается не от хорошей жизни…

- Если ресурсы для бизнеса дорогие, он ищет альтернативу. Если бы электричество было дешевым, к нам бы никто не обращался. Это важный момент, что у нас дорожают энергоресурсы. Кроме того, долго идет подключение к сетям. Хороший вариант, когда подключение происходит спустя 2 года. Есть примеры, когда процесс затягивается и на 4 года. А собственная генерация – это реализация проекта «под ключ» за 8 месяцев. Это важно. Бизнес считает затраты не с момента запуска, а с момента первых трат на проект. 2 года ты ждешь присоединения. Потом строишь. Это очень затратно и рискованно. Реализация проекта может растянуться на 5 лет. За это время может поменяться конъюнктура. В России бизнес боится рисковать и зачастую не приступает к проектам из-за таких сроков. А в случае с собственной генерацией все процессы могут идти параллельно.

- Кто ваш клиент? Бизнес или граждане?

- Это любые потребители, которым выгоднее построить свою электростанцию. Экономически обоснованно ставить мини-ТЭС мощностью не менее мегаватта. Все, что меньше, окупается гораздо дольше. Основные наши клиенты - это средний бизнес, рассматриваются варианты с населением, так как в некоторых регионах тариф для населения приближается к промышленному. Но основной наш клиент - это средний бизнес. Он мобилен, имеет потенциал для роста, и ему важно очень быстро получить электричество.

- Санкции коснулись отрасли?

- Санкции затронули шельфовую добычу, тот же «Русал». Они не получат какое-то суперсовременное оборудование. Но есть аналоги газотурбинных установок российского производства, которые можно будет поставить. Да, этот проект будет несколько хуже, но функцию он выполнит. Что касается санкций, больше теряют поставщики – они теряют рынок. А Россия из-за невысокой стоимости газа в нашей стране – очень желанный рынок для поставщиков энергооборудования. Мы очень много закупаем подобной техники. Может быть, это подтолкнет к тому, что будут появляться российские аналоги.

- А вы сами от импорта зависите?

- Зависим полностью. Основные двигатели у нас немецкого и американского производства. Есть японские, китайские. Но сами китайцы на ответственные объекты, например аэропорты или скоростные дороги, ставят только импортное оборудование. Качество китайских двигателей сопоставимо с нашим. К сожалению, у нас работы в этом направлении немного. Завод «КАМАЗ» делает газовый двигатель, но малой мощности. Большей мощности пытались делать коломенский и волжский заводы, но предприятия разорились. Они пытались адаптировать тепловозные движки. Они, конечно, прожорливые, с низким КПД. Но как базовый вариант их можно было бы использовать. Надеюсь, что у нас будет какое-то развитие в двигателестроении, возможно, какой-то вариант предложит средний бизнес, учитывая увеличивающийся спрос на это оборудование. Ситуация, действительно, уже назрела – нам давно нужно иметь свой качественный и надежный двигатель.

- А на ваш бизнес монополии не смотрят как на конкурента?

- Раньше было торможение на уровне управленцев среднего звена. Но на самом деле, руководители «Россетей» не видят нас конкурентами. У нас совершенно разные задачи. Мы улучшаем работу энергосистемы, потому что снимаем ряд проблем. Например, монополиям сложно обеспечить энергоресурсами удаленного потребителя. Если он поставит сам электростанцию, сетевики будут только рады, так как сложный клиент уйдет. Опять же ситуации с ледяными дождями и ЧП, когда нужно в короткий срок потратить много ресурсов и восстановить ЛЭП: если бы у потребителей были свои мощности, это разрядило бы ситуацию. Конфронтации между нами нет. Но и идиллии тоже нет. Мы, например, на уровне общественных организаций боремся с «Россетями», которые шестой год пытаются протолкнуть законопроект по взиманию платы за неиспользованные энергетические мощности. Это хитрый маневр. В свое время в 90-е годы предприятия бесплатно отдавали подстанции сетевым компаниям, хотя, как правило, сами предприятия это и строили. Потом сетевики продали эти мощности, получив деньги за техприсоединение. И сейчас хотят этот трюк повторить еще раз. Вынудить собственников подстанций отказаться от неиспользованных мощностей либо платить за них дополнительные деньги. И потом эти мощности сети еще раз продали бы. Но мы считаем, что, если вам дорого содержать подстанции и оборудование, отдавайте их обратно предприятиям или продавайте по адекватной цене.

- Почему компания не перебирается в Москву?

- Локация уже не столь важна благодаря средствам коммуникации. У нас есть сотрудники, которые живут в Грузии, Казахстане и дистанционно выполняют весь объем задач. И все же в этом году мы открываем свое представительство в столице. Москва для нас – важный регион, потому что там идет непосредственная работа с крупными компаниями и корпорациями. И нам стратегически важно находиться там. Но штаб-квартира компании будет оставаться в Челябинске – это принципиальный момент. Да и в целом Челябинск – комфортное место. У нас проще с кадрами, потому что наша индустриальная традиция выращивает хороших специалистов. А если кто-то и переезжает, то все равно продолжает работать у нас, но уже дистанционно. Определенное бегство из Челябинска из-за экологических причин мы видим, особенно среди людей, у которых есть маленькие дети.

- Альтернативная энергетика может улучшить ситуацию?

- Пока это только перспективы. В Башкирии есть пять ветряков по мегавату каждый. Сколько раз я проезжал мимо них, они никогда не крутятся, стоят как памятники. Не хватает силы ветра. Чтобы ветряк работал номинально, нужна скорость ветра порядка 12 м в секунду. В центральной части России, на Урале две трети года ветер меньше 5 метров. Этого не достаточно, чтобы раскрутить лопасти. Ветроэнергетика возможна на побережье, в горах, где есть сильные ветра. Сегодня проекты с ветряными генераторами очень дорогие. Сроки окупаемости – порядка 7-10 лет при условии, что они работают параллельно с сетью, то есть нет дополнительных затрат на аккумуляторы и другое оборудование. Кроме того, ветрогенераторы не могут быть основным источником электроснабжения, потому что тогда ты зависишь от ветра. Это рискованно. В северных регионах по ряду объектов стоимость энергии доходит до 100 руб. за киловатт. Там ставить ветряки выгодно. Другая альтернатива – солнечная батарея. Тоже нет большого распространения. Но не потому, что про эту технологию никто не знает. Просто экономика не позволяет массово применять солнечные панели. Есть локальные участки за счет субсидий. Но сами по себе они не конкуренты с обычными электростанциями. Есть технологические проблемы с панелями: они пылятся, и падает КПД. А зимой их надо чистить от снега. Если честно, я не вижу тут развития. По гидроэлектростанциям есть попытки возобновить строительство малых объектов. В советское время таких проектов было много. Но тогда затраты считали по-другому, и сейчас, если строить крупную ГРЭС, по затратам она будет стоить дороже, чем тепловая ТЭС. Гидросооружения – это гигантские деньги. Да, сейчас на гидроэлектростанциях дешевая энергия. Но те, кто их эксплуатируют, получили их бесплатно, потому что они были построены в советское время. Если все строить с нуля, то это будет очень долго окупаться. Ситуация в этой сфере может поменяться, когда появятся дешевые накопители энергии. Они дадут новую жизнь альтернативной энергетике и эти недостатки нивелируются. Это поможет уменьшить зависимость от сетей.

- Во многих интервью вы говорите, что семейные ценности для вас очень важны. Вы планируете передать бизнес детям?

- Считаю, что детям нужно дать необходимые знания, а всего остального они добьются сами. Масса примеров, когда подарки просто портят детей. Из ребенка не формируется боец. У человека, который вырос в тепличных условиях, шансов выжить очень мало. Я считаю, что ответственные родители должны не создавать суперусловия, а готовить к жизни, чтобы дети были максимально образованы и подготовлены. Бизнесмен – это образ мышления, это творческая реализация в создании чего-то. Бизнес в реальном секторе – это тяжелая работа, и люди туда идут не для того, чтоб обеспечить себе отдых. Бытует мнение, что некоторые идут в бизнес, чтобы не работать, но такого не бывает. Любой успешный бизнес предполагает, что руководитель очень много времени посвящает своему делу. Тут возникает проблема с семьей, нужно находить время и на нее, искать баланс. Чтобы кто-то за тебя работал – таких чудес не бывает. Как только кто-то начинает вести твой бизнес, это уже его бизнес, а не твой.

Беседовал Александр Дыбин, Znak.com

До конца года Россию накроет волна банкротств
Каждое третье малое предприятие не получило оплаты товаров и услуг, каждое второе не в состоянии рассчитаться с работниками
COVID бедность расплодит? Грозит ли миру тотальная нищета
Коронавырост малого бизнеса
В ряде регионов насчитали больше предприятий, чем было до карантина
Юрист объяснила, когда нужно вводить ответственность за «серые» зарплаты
42,9% предпринимателей не смогли воспользоваться господдержкой
Бизнес требует средств: госдума рассмотрит четвертый антикризисный пакет
Депутаты готовы поддержать предложенные правительством меры и внести свои поправки
В «Деловой России» прогнозируют снижение спроса на жилье в новостройках до 50%
Председатель комитета по строительству организации Владимир Кошелев при этом считает, что ждать снижения цен на квадратный метр «бессмысленно, так как компании и так работают с минимальной маржинальностью»
Партнёры