RU / EN
Главная » О нас » Пресс-центр » Публикации » Новая формула справедливости наказания за экономические преступления

Новая формула справедливости наказания за экономические преступления 05 декабря 2019

В ОП РФ предложили смягчить экономические статьи Уголовного кодекса

Эксперты Общественной палаты РФ предложили уточнить и смягчить экономические статьи Уголовного кодекса РФ. Соответствующая резолюция подготовлена по итогам состоявшегося в ОП РФ в октябре текущего года круглого стола «Сажать нельзя помиловать: в чем новая формула справедливости наказания за экономические преступления?».

Среди предложений экспертов — избрание залога в виде основной меры пресечения подозреваемых в экономических преступлениях; расширение полномочий органов прокуратуры; исключение использования статьи Уголовного кодекса РФ об организации преступного сообщества и другое.

Проведенный Общественной палатой РФ круглый стол позволил собрать наиболее актуальные и эффективные предложения, считает член генерального совета, председатель комитета развития правовых услуг и экспертизы законопроектов «Деловой России» Екатерина Авдеева, которая выразила надежду, что предложения резолюции будут поддержаны, а на их основе будут сформированы законодательные инициативы.

«Удалось обсудить очень важные вопросы для обеспечения гарантий предпринимателей в сфере уголовно-правовых отношений, были сформулированы предложения, которые обеспечат эту гарантию. Мы не сможем увидеть ощутимые позитивные изменения в деловом климате без защиты предпринимателей в уголовном процессе. От “Деловой России” вошли проработанные комитетом развития правовых услуг и экспертизы законопроектов предложения, некоторые из которых уже оформлены в законопроекты, некоторые уже рассмотрены ФОИВами в рамках механизма ТДК. Следует отметить, что силовые ведомства уже тоже задумываются над вопросами обеспечения соблюдения их структурами гарантий предпринимателей. Так, СК РФ поддержал некоторые инициативы комитета “Деловой России” и экспертной группы механизма ТДК по направлению “Защита прав и законных интересов”», — говорит она.

Не стоит забывать, напоминает Авдеева, что большая часть инкриминируемых составов предпринимателям граничит с гражданско-правовым спором, а разграничение происходит по субъективной стороне, которая чаще всего в экономических составах характеризуется прямым умыслом, но которая должна подлежать надлежащему доказыванию правоприменителями без давления с их стороны.

«Именно справедливое разбирательство в совокупности с неотвратимостью справедливого наказания (или освобождения от наказания в случае наличия установленных в законе основаниях) в случае наличия вины смогут повысить доверие со стороны предпринимателей к правоохранительной и судебной системам, которое, судя по статистике, сейчас на низком уровне. И конечно же, меры, направленные на обеспечение гарантий предпринимателей, будут способствовать росту бизнеса, который предоставляет рабочие места, формирует бюджет путем уплаты налогов, активно участвует в развитии технологий и др.», — убеждена Екатерина Авдеева.

Наиболее важными из предлагаемых нововведений первый заместитель председателя Комиссии Общественной палаты РФ по безопасности и взаимодействию с ОНК Владимир Винницкий считает изменения, которые коснутся увеличения полномочий органов прокуратуры.

«Многочисленные призывы “не кошмарить” бизнес и многочисленные законодательные акты о декриминализации не исполнялись органами следствия и не встречали противодействия в судебных органах. А прокуратура, долгое время лишенная этой возможности, не могла в полной мере противостоять сложившейся практике. Я не идеализирую органы прокуратуры — трудно сказать, как пойдет рассмотрение подобных дел в случае, если наше предложение будет принято, но, по крайней мере, мы рассчитываем, что некоторые изменения произойдут», — надеется Винницкий.

Он также обратил внимание на статью Уголовного кодекса РФ, касающуюся преступлений, совершенных по предварительному сговору. По мнению общественника, эта статья все же касается шайки бандитов, воров, которые совершают, например, кражу с проникновением или грабеж.

«Понятно, что это никак не сочетается с понятием ведения бизнеса. Как это происходит на практике: работает предпринимательское сообщество в рамках юридического лица или группы юридических лиц, координированных между собой, и понятно, что распределение платежей, подписание договоров, как правило, делается не одним человеком, а целой группой лиц, в том числе бухгалтером, юристом, экономистом. Как правило, обвинение предъявляется сначала руководителю и главному бухгалтеру, если это касается, например, налоговых преступлений. Руководителю определяют место содержания в следственном изоляторе, а бухгалтеру говорят: если ты не будешь давать признательные показания, то пойдешь вслед за ним. Как правило, это женщина, слабая, беззащитная, она готова на все. В результате руководитель остается без защиты, т. к. сам не может пояснить многие обстоятельства, касающиеся хозяйственной деятельности, часто за несколько лет, а бухгалтер в качестве свидетеля приговаривает его своими показаниями к судебному приговору», — поясняет член ОП РФ.

По мнению Винницкого, само понятие «предприниматель» достаточно зыбко звучит, когда речь идет о злоупотреблениях, всякого рода махинациях, мошеннической деятельности. Такие юридические лица могут неправомерно использовать преференции, которые дают смягчающие обстоятельства, в свою пользу.

«Понятие “предприниматель” — оценочная категория. К примеру, не исполнил сделку — пожалуй в тюрьму. Но сделку можно не исполнить по разным обстоятельствам, и вот эта грань — что помешало: недобросовестность смежников, непредвиденные обстоятельства, еще что-то — действительно часто используется как обстоятельство для наступления уголовной ответственности», — говорит он.

Партнёры