RU / EN
Главная » Генеральный совет » Точки зрения » Предприниматели отстаивают свои права через онлайн-сервис «ЗаБизнес.рф»

Предприниматели отстаивают свои права через онлайн-сервис «ЗаБизнес.рф» 14 января 2020

Чаще они жалуются на изъятие имущества в ходе обыска, нарушения при возбуждении уголовного дела, фальсификацию доказательств и необоснованное лишение свободы

Давление на бизнес – это не миф?

О давлении сотрудников правоохранительных органов на предпринимателей в последнее время говорят много – оно действительно велико, и последствия его плачевны. Но мало кто из бизнесменов верит в это давление, пока с ним не столкнется. И правда, стоит ли бояться предпринимателю, если закон он не преступает, платит налоги и выполняет обязательства перед контрагентами? Оказалось, в действиях каждого силовики могут усмотреть состав преступления.

Владимир Путин неоднократно указывал на то, что «добросовестный бизнес не должен ходить под статьей». По его поручению в прошлом году была запущена цифровая платформа «ЗаБизнес.рф» для приема жалоб предпринимателей на неправомерные действия сотрудников МВД, ФСБ, Следственного комитета и Генпрокуратуры. 

На кого силовики оказывают давление?

В зону повышенного риска традиционно попадают владельцы девелоперского бизнеса; те, кто исполняет госконтракты или ведет активный деловой оборот с контрагентами с различной ставкой НДС и зарубежными контрагентами; те, кто несвоевременно достигает консенсуса в корпоративных конфликтах. Причем это не значит, что остальные могут чувствовать себя спокойно.

Пострадать от необоснованного давления сотрудников силовых ведомств могут как небольшие компании, так и крупные. Но малый бизнес оказывается гораздо более незащищенным. Он не располагает ресурсами, доступными крупному бизнесу, и обычно полностью зависим от основателя. Поэтому, когда изъятые в ходе обыска вещи, например компьютеры, месяцами и даже годами не приобщают к материалам дела, но и не возвращают предпринимателю, работа маленькой компании часто оказывается парализованной, так как не всегда удается приобрести новое оборудование. Помещение же предпринимателя в СИЗО в совокупности с наложением арестов на счета компании и личные может быстро привести небольшой бизнес к полному краху.

Зачем правоохранителям это нужно?

Причины могут быть разными: искренняя убежденность в виновности предпринимателя, желание выполнить план и получить очередное повышение, коррупция и т.п.

Но справедливости ради надо отметить, что и правоохранителей понять можно. Мошенников, которые пытаются мимикрировать под предпринимателей, встречается немало. Глаз силовика замыливается. Да еще и со спецификой бизнеса он не до конца знаком. В такой ситуации закономерно возникают подозрения в совершении преступления даже там, где его не было. 

Что может стать поводом для безосновательного привлечения к уголовной ответственности?

Давление силовиков нередко начинается с допроса предпринимателя в качестве свидетеля. В этот момент его бдительность притупляется, поскольку появляется ощущение, что к нему претензий нет. Но, увы, статус свидетеля ненадежный – неожиданно его может сменить статус подозреваемого или обвиняемого.

Чаще обвинение предпринимателю предъявляется за деяния, предусмотренные ст. 159 УК РФ («Мошенничество»). То есть инкриминируется хищение путем обмана или злоупотребление доверием. Это возможно в случае невыполнения обязательств перед контрагентом, ненадлежащего исполнения госконтракта, возмещения НДС из бюджета, сумма которого, по мнению правоохранителей, завышена или необоснованна, и т.д.

Причем, несмотря на то что законодатель предусмотрел специальные ч. 5–7 ст. 159 УК РФ для квалификации мошенничества, сопряженного с преднамеренным невыполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, правоприменитель крайне редко применяет эти части. Предпочтение отдается хорошо себя зарекомендовавшей ч. 4 ст. 159 УК РФ, которая позволяет избирать меру пресечения в виде заключения под стражу. Такая квалификация лишает предпринимателя целого ряда гарантий, в том числе возможности освобождения от уголовного наказания в связи с возмещением ущерба в полном объеме в соответствии со ст. 76.1 УК РФ.

Чтобы было более понятно, рассмотрим несколько типичных ситуаций. Предприниматель, который возместил НДС, может быть привлечен к уголовной ответственности за то, что НДС не был уплачен его контрагентом, у которого спустя непродолжительное время после сотрудничества были обнаружены признаки фирмы-однодневки.

Или, например, предпринимателя помещают в СИЗО за то, что не достроил дом в срок, несмотря на то что у компании много активов, все разрешения были продлены, а строительство хоть и шло с отставанием от графика, но все же велось.

Другой пример: предприниматель заключает выгодную сделку и оформляет ее в соответствии с требованиями закона. Но через какое-то время контрагенту кажется, что он продешевил. Арбитражный суд ему не поможет, так как есть доказательства того, что он сам согласился на сделку. Поэтому контрагент решает обвинить предпринимателя в мошенничестве, а именно в завладении его имуществом путем обмана. В заявлении в правоохранительные органы он указывает, что предприниматель ввел его в заблуждение.

А вот реальная история: бывший гендиректор ООО «Русдефенс» Игорь Соболев обвинялся в хищении имущества компании на сумму более 1,3 млн руб. Суд пришел к выводу, что в действиях Соболева отсутствует состав преступления и к уголовной ответственности привлечь его нельзя. Но на момент вынесения приговора предприниматель находился в СИЗО уже почти два года.

Вместе с тем часто, как в ситуации ненадлежащего выполнения обязательств перед контрагентом, речь должна идти не об уголовно-правовом, а о гражданско-правовом споре. То есть достаточно обратиться в арбитражный суд, который определит, имело ли место правонарушение. Но из-за недостатка доказательств нередко инициируется уголовный процесс. При этом человек не может быть обвинен в совершении уголовно наказуемого деяния, если, скажем, отсутствует прямой умысел, направленный на хищение денежных средств. Но в случае заинтересованности правоприменителя этот факт может игнорироваться.

В послании Федеральному Собранию в феврале прошлого года президент отметил, что количество возбужденных дел о преступлениях в сфере экономики, которые не дошли до суда, составляет около 45% от общего числа таких дел. Это подтверждает то, что нередко они возбуждаются без надлежащих доказательств и становятся способом давления на предпринимателей.

Как обыск приводит к разорению бизнеса?

Распространенной формой давления силовиков является проведение следственных действий, например обыска. В ходе него изымаются денежные средства, важные документы, цифровые носители информации, компьютеры, телефоны и даже ключи от автомобилей. Все это годами может храниться без вынесения постановления о признании изъятого в качестве вещественных доказательств.

Причем изъятое может быть собственностью лиц, которые не являются фигурантами уголовного дела или свидетелями. Они безуспешно пишут заявления, жалобы, ходатайства, но вопрос разрешается крайне медленно. А между тем это может парализовать работу компании.

Запрет на передвижение по стране и за ее пределами может быть формой давления на предпринимателя?

Предпринимателю нередко избирают меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении в связи с расследованием, которое может длиться даже 8–9 лет (ст. 102 УПК РФ). В результате бизнесмен не имеет возможности не только выезжать за границу, но и свободно передвигаться по территории России. От этого страдает его репутация, партнеры начинают осторожнее вести с ним дела, что не может не сказаться на ведении бизнеса.

Но еще больше страдает бизнес, если в отношении предпринимателя избирается другая мера пресечения – заключение под стражу.

Почему возможно многолетнее содержание невиновных в СИЗО?

Часто давление выражается в предъявлении дежурного обвинения предпринимателю. Это значит, что все элементы состава преступления указываются формально правильно, но при этом не раскрывается, какие именно действия бизнесмена образуют этот самый состав. То есть обвинение предъявляется, но действия обвиняемого не конкретизируются, потому что доказательная база отсутствует. Затем избирается мера пресечения в виде заключения под стражу.

Вместе с тем законодатель предусмотрел гарантии для предпринимателей: согласно ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ такая мера пресечения для них избираться не должна. Однако до внесения изменений в августе 2019 г. в эту статью суды обычно удовлетворяли ходатайства следователей о заключении под стражу. А ходатайства защиты о применении статьи регулярно отклонялись. Отказ основывался на том, что предпринимательская деятельность не признавалась таковой. Доводы суда сводились к тому, что «по смыслу действующего законодательства предпринимательская деятельность не может осуществляться в целях незаконного обращения чужого имущества путем обмана в свою пользу, т.е. в корыстных целях». Из такой позиции следует, что преступления в сфере предпринимательской деятельности не могут быть совершены вовсе. Это делало невозможным применение ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ в старой редакции. Однако и после внесения в нее изменений далеко не всегда предприниматели могут рассчитывать на предусмотренные ею гарантии. Кроме того, новая редакция распространяет свое действие только на членов органов управления и ИП, но при этом обвинение может предъявляться и учредителю.

Итак, предприниматель попадает в СИЗО, а после блокировки его личных счетов и счетов его родственников, компании он теряет бизнес.

Параллельно идет расследование, которое может длиться не один год. И это несмотря на то, что ст. 162, 109 УПК РФ для него установлены предельные сроки. 12 месяцев может длиться расследование тяжких преступлений и 18 месяцев – особо тяжких. Предусмотренные сроки легко обходятся переходом на стадию ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела (ст. 217 УПК РФ). Срок содержания под стражей может быть продлен на время, необходимое для окончания ознакомления. Затем дело передается на утверждение прокурору. Между тем он может вернуть дело для производства дополнительного следствия и изменения объема обвинения или квалификации действий обвиняемого, для изменения обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков. Дело может быть возвращено и из судебного следствия. Все это время предприниматель содержится под стражей за пределами максимальных сроков.

Таким образом, Уголовно-процессуальный кодекс предоставляет следователю возможности годами содержать в условиях лишения свободы бизнесмена, который еще не признан виновным и вина которого, быть может, вообще отсутствует. Это серьезное испытание, которое рушит не только бизнес, но и жизни.

В вину могут вменить более тяжкое преступление?

Давление на бизнес может проявляться в квалификации содеянного по более тяжким статьям или во вменении дополнительных статей.

Так, например, ст. 195 УК РФ предусматривает наказание за преступление небольшой тяжести – отчуждение имущества в ущерб кредиторам после появления признаков банкротства компании. Она может подменяться ст. 196 УК РФ. Эта статья предусматривает наказание за преднамеренное банкротство, а это уже преступление из категории тяжких.

Или, например, мошеннические действия, которые еще не доказаны, квалифицируются не только по ч. 4 ст. 159 УК РФ, но и по ст. 210 УК РФ. То есть предпринимателю, помимо мошенничества, вменяют организацию преступного сообщества, которым признается компания. Признаки преступного сообщества и компании в случае вменения тяжкого состава, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, оказываются похожи. Судите сами: преступное сообщество – это структурированная организованная группа, действующая под единым руководством. Ее члены объединены в целях совместного совершения тяжких или особо тяжких преступлений для получения материальной выгоды.

«ЗаБизнес.рф» поможет уменьшить давление на бизнес?

В марте прошлого года главы АСИ, РСПП, ТПП, «Опоры России» и «Деловой России» подписали соглашение о создании специализированного автономного некоммерческого органа для развития цифровой платформы «ЗаБизнес.рф». Ее официальный запуск состоялся 19 ноября. Платформа представляет собой электронный ресурс для приема обращений предпринимателей в режиме онлайн.

Целями создания платформы являются:

  • снижение неправомерного административного давления на предпринимателей;
  • содействие развитию конструктивного диалога бизнеса и власти;
  • совершенствование деятельности правоохранительных органов;
  • улучшение инвестиционного и делового климата в России;
  • формирование новых стандартов работы органов власти с обращениями предпринимателей.

Платформа призвана дать возможность предпринимателю обратиться с жалобой на нарушения его прав правоохранителями и быть услышанным. Предполагается, что его заявление будет оперативно проанализировано на уровне центрального аппарата правоохранительного органа. Это должно исключить вероятность рассмотрения жалоб сотрудниками, в отношении которых они поданы.

При обращении можно запросить экспертное заключение деловых сообществ. Они помогут оценить, имеет ли место нарушение. Фактически предприниматель получает бесплатную консультацию сразу нескольких адвокатов или аналитиков от деловых объединений.

Обращения будут всесторонне обрабатываться. Это позволит оперативно выявлять и устранять нарушения. Важно, что заявителю не надо думать, в какое подразделение подать обращение, – платформа определит его принадлежность, пропустив через «умный фильтр». Если же проблема не будет решена, то заявитель сможет указать на это в личном кабинете, после чего эта информация в автоматическом режиме будет передана деловым объединениям.

Экспертами Комитета развития правовых услуг и экспертизы законопроектов общественной организации «Деловая Россия» проводится систематический анализ обращений, поступающих на цифровую платформу. Большая их часть касается изъятия имущества в ходе обыска и затягивания сроков его возврата, нарушений при возбуждении уголовного дела, фальсификаций доказательств по делу, избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, необоснованных отказов в удовлетворении ходатайств и жалоб.

Заявителям хотелось бы порекомендовать соблюдать прописанные на сайте требования при подаче заявки. Проблему нужно описать точно и лаконично, без лишних подробностей. По возможности следует приложить документы, подтверждающие факты. В этом случае заявка будет обработана оперативно.

Эффективность платформы будет видна позднее. Но есть основания полагать, что силовики будут стараться добросовестно и беспристрастно рассматривать обращения, ведь платформа создавалась по поручению президента.

В Forbes была опубликована цитата замминистра внутренних дел Виталия Шулика: «Если будут выявлены вопиющие факты нарушений, будут возбуждены уголовные дела в отношении сотрудников. У руководства министерств принципиальная позиция по этому вопросу. Никого щадить не будем». Помощник президента Андрей Белоусов на презентации цифровой платформы указал на то, что центральные аппараты силовых ведомств заинтересованы в наведении порядка на местах. Поэтому вполне возможно, что платформа станет эффективным инструментом для решения проблемы давления на бизнес.

Адвокатская Газета.

Партнёры