RU / EN
Главная » О нас » Пресс-центр » Представитель «Деловой России» объяснил, почему колебания доллара уже не пугают экономику

Представитель «Деловой России» объяснил, почему колебания доллара уже не пугают экономику 18 марта 2020

Российская экономика стала менее зависимой от доллара, а потому колебания курса для внутреннего рынка не так страшны. Об этом заявил председатель комитета по валютно-финансовой и денежно-кредитной политике общественной организации «Деловая Россия» Игорь Лавровский в беседе с корреспондентом Федерального агентства новостей.

Ранее агентство Bloomberg опубликовало подсчеты, согласно которым доллар может вырасти к валютам развивающихся экономик еще на 30%. По мнению аналитиков, рубль тем самым может обвалиться до 97 за доллар в случае, если распространение коронавируса приведет к падению фондовых рынков США на уровень времен мирового финансового кризиса 2008 года. Эксперты Bloomberg полагают, что падение цен на нефть не позволит рублю сохранить позиции по отношению к доллару, несмотря на профицит текущего счета России.

Председатель комитета по валютно-финансовой и денежно-кредитной политике общественной организации «Деловая Россия» Игорь Лавровский прокомментировал прогноз Bloomberg. По его словам, даже в случае, если рубль пробьет отметку 100 за доллар, внутренний российский рынок окажется в плюсе.

Аналитик привел пример: курс японской йены, например, составляет около 100 за доллар.

«Японии это как-то мешает? Нет. А почему нам должен помешать курс, скажем, 100 рублей за доллар? Вообще, когда вам нужен курс? Единственное, это когда вы покупаете валюту, доллар тот же самый. Но в нормальной жизни мы расплачиваемся не долларами, а рублями. И, вообще, не было бы счастья, да несчастье помогло. То есть, спасибо санкциям, потому что до 2013 года мы очень сильно зависели от импорта. Сейчас — гораздо меньше. У нас, по крайней мере, две трети всех промтоваров, которые мы потребляем, производятся в России, и примерно 80% всего продовольствия тоже производится в России за рубли — не за доллары. Поэтому кого это сейчас может озаботить? Людей, которые хотят, например, отдать свои с трудом заработанные деньги не нашему турбизнесу, а иностранному. Для них — это да, тяжелые времена наступают. Для экономики в целом я не вижу здесь большой проблемы. Для внутреннего рынка это, наоборот, хорошо. Чем дороже инвалюта - тем проще местному производителю», — сказал Лавровский в беседе с ФАН.

Кроме того, с позитивной точки зрения здесь можно рассматривать и переход стран на расчеты в национальных валютах. Ранее глава киргизского Кабмина Мухаммедкалый Абылгазиев заявил, что власти Киргизии, России и Казахстана обсуждают переход на национальные валюты в бизнес-операциях в связи с резким скачком курса доллара.

«Это совершенно правильно. Я надеюсь, что этот процесс ускорится. Вообще, после 90-х годов, все стали набиваться в друзья к Западу, а Западу друзья в нашем лице не нужны. Я думаю, что пора посмотреть на свое собственное окружение, больше инвестировать в страны бывшего СССР и больше с ними торговать. В общем, лучше жить с соседями, чем пытаться понравиться каким-то заморским дядям», — отметил Игорь Лавровский.

Нефть, доллар, коронавирус — что происходит?

Обвал рынков произошел после того, как заседание ОПЕК+, состоявшееся 6 марта, не принесло договоренности о новом сокращении нефтедобычи. Более того, Россия и ОПЕК полностью отказались от координации действий.

«С 1 апреля нет ни у кого обязательств по сокращению нефтедобычи», — заявил тогда министр энергетики РФ Александр Новак.

После того, как альянс распался, входившие в него страны начали ценовую войну: вечером 7 марта руководство саудовской компании Saudi Aramco сообщило о снижении с апреля стоимости поставок в США на семь долларов за баррель, в страны Северной Европы — на восемь долларов, в страны Восточной и Юго-Восточной Азии — на шесть.

9 марта запомнилось рынкам как «черный понедельник». Нефть марки Brent обвалилась на 26,5% — до 33,27 доллара за баррель. Это произошло впервые с 1991 года — с момента, как США начали первую войну в Ираке. 9 марта в Росси было выходным днем, однако на международном рынке Forex нацвалюта России достигла 75 за доллар и 85 за евро.

На открытии торгов 10 марта индекс Московской биржи обвалился на 10%, РТС — на 12,6%. В тот же день Банк России ввел временные регуляторные послабления для банков в связи с распространением коронавируса. Отметим, что финрегулятор для стабилизации курса национальной валюты также предпринял ряд мер. Первое — ЦБ решил приостановить покупку валюты в рамках бюджетного правила. Кроме того, правительство решило продавать доллары, евро и фунты стерлингов из Фонда национального благосостояния, если цена нефти по итогам месяца окажется ниже заложенной в бюджет — 42,4 доллара за баррель.

16 марта отметилось новыми колебаниями цен на нефть: стоимость сырья марки Brent опустилась ниже 31 доллара за баррель. Такое снижение не фиксировалось с 12 февраля 2016 года.

Наряду с этим одним из факторов риска на мировых рынках остается проблема распространения коронавируса COVID-2019. В тот же день, 16 марта, крупнейший американский фондовый индекс Dow Jones на закрытии обрушился на почти три тысячи пунктов — это худшее падение с «черного понедельника» 1987 года. Индекс рухнул после заявления президента США Дональда Трампа о вероятной надвигающейся рецессии.

«Что ж, это может случиться. Но мы рассматриваем ситуацию не с точки зрения рецессии, а с точки зрения борьбы с вирусом. Как только мы его остановим, проявится невероятный неудовлетворенный спрос как на фондовом рынке, так и в экономике. Когда все закончится, когда мы справимся с этим, я думаю, вы увидите невероятный рост», — сказал глава Белого дома на брифинге.

А что будет с нашей экономикой и рублем?

Утром 17 марта (по данным на 04.00 по московскому времени) стоимость фьючерса на нефть марки Brent с поставкой в мае 2020 года и апрельского фьючерса нефти WTI росла более чем на 5% после падения накануне. Рубль на открытии торгов Московской биржи укрепляется к бивалютной корзине, корректируясь в связи с ростом цен на нефть цен на нефть.

При этом Игорь Лавровский полагает, что сейчас падение цен на нефть не сильно влияет на российский рынок. Банк России заявлял, что «отслеживает ситуацию на финансовом рынке и готов задействовать дополнительные инструменты в целях сохранения финансовой стабильности».

«Честно говоря, сейчас падение цен на нефть на нас не очень сильно отражается — раньше было гораздо хуже по многим обстоятельствам. Одно я уже назвал: это зависимость от импорта. Если то же самое произошло бы раньше, было бы гораздо тяжелее — все подорожало бы просто катастрофически. Сейчас это произойдет вряд ли», — отметил эксперт.

Для импортеров на российском рынке ситуация складывается не лучшим образом, тогда как экспортеры могут поймать выгоду.

«Для импортеров — да, невыгодно. Многие, я думаю, разорятся. Это реальная проблема, потому что на импорте живет много народу у нас, поэтому нужно что-то думать, что с ними делать. Потому что банкротства будут, безусловно Для них сигналы шли давно», — сказал Игорь Лавровский.

Представитель «Деловой России» подчеркнул: все дальновидные компании давно переориентировались на внутренние поставки, и им риски разорения не грозят. Сейчас экономике России необходимо думать, как решить ситуацию с компаниями-импортерами.

«Для страны в целом это проблема, которую надо решать. Думаю, помочь как-то переориентироваться, раз сами не смогли. Положение действительно серьезное, и сейчас опять становится ясно, что никакой рынок ни по каким местам ничего не расставит — нужна госполитика очень жесткая и правильная», — подытожил эксперт.

Теги:
Партнёры