Вступить в организацию
Ru
En
Личный кабинет делоросса Дежурный по стране

Импортеры электронных услуг из ЕАЭС начнут платить за них НДС в России

8 апреля 2024
После ухода иностранных вендоров бизнес перешел на закупки в Евразийском экономическом союзе
Импортеры электронных услуг из ЕАЭС начнут платить за них НДС в России

Российские компании, приобретающие электронные услуги у контрагентов из стран ЕАЭС, начнут платить НДС в российский бюджет с апреля 2024 г. в качестве налоговых агентов. Изменения произойдут вследствие поправок, внесенных в Таможенный кодекс ЕАЭС. На запуск нового механизма обратили внимание налоговые консультанты и юристы. Страны – участницы ЕАЭС договорились о новом регулировании еще в конце 2022 г., однако из-за сложной и длительной процедуры вступления в силу работать поправки начали только с апреля 2024 г.

Поправки к Договору о ЕАЭС (предусмотрены, в частности, протоколом от 9.12.2022, решением Совета ЕЭК от 27 сентября 2023 г. № 7) изменили принцип уплаты налога внутри союза. Новые правила касаются компаний, которые продают электронные услуги в другие страны ЕАЭС, и тех, кто их покупает, раньше при таких сделках налог уплачивался продавцом только в его государстве, теперь эту обязанность в своей стране начал выполнять покупатель как налоговый агент, рассказала «Ведомостям» руководитель практики структурирования юридической фирмы «Томашевская и партнеры» Людмила Круглова. Такой НДС может включаться в стоимость услуги, но, несмотря на это, учитывается в общей налоговой базе (сумма, на которую начисляется налог), говорит ведущий налоговый консультант компании «Лигал бридж» Юлия Макеева. Новые нормы также предусматривают, что в случае приобретения услуг через посредника «исчисление и уплата НДС производятся таким посредником в расчетах, а не налогоплательщиком, оказывающим услуги в электронной форме» (п. 11 протокола).

Отдельным решением от 27 сентября 2023 г. Совет ЕЭК определил перечень электронных услуг, которые подпадают под новые правила. Среди них предоставление прав на использование программного обеспечения для любых видов электронных устройств (включая игры), рекламные услуги, хранение и обработка информации, предоставление доменных имен, оказание услуг хостинга, услуг по размещению в информационных сетях предложений о купле-продаже товаров, работ, услуг и др.

«Ведомости» направили запрос в Минфин и ФНС.

Почему потребовались поправки 

До 1 апреля в России действовали два различных механизма исчисления и уплаты НДС на электронные b2b-услуги (оказываются одним юридическим лицом другому юридическому лицу). Если российская компания приобретала их у контрагента из страны – члена ЕАЭС, то налог выплачивал продавец услуги в своей стране. НДС же на услуги компаний из государств за пределами союза, наоборот, платился в стране покупателя, т. е. в России (так называемый «налог на Google»). 

Принцип, по которому НДС взимается в стране покупателя услуг, является общим в мировой практике, напомнила управляющий партнер «Гин и партнеры» Кира Гин. Такой подход был сформирован еще ОЭСР для ЕС, чтобы избежать ненамеренного двойного налогообложения и соблюсти принцип нейтральности НДС, поясняет она. 

При этом на услуги в электронной форме распространяется особое правило, установленное п. 4 ст. 148 НК РФ, по которому место их реализации (а значит, и уплаты НДС) определяется по месту нахождения покупателя услуг, отмечает Макеева. Именно поэтому НДС с электронных услуг, которые отечественному бизнесу оказывают иностранные цифровые компании (не из ЕАЭС), уплачивается в России.

Но на компании из ЕАЭС не распространялся общий порядок исчисления и уплаты НДС на электронные услуги, продолжает Макеева. В договоре ЕАЭС до недавнего времени не были предусмотрены отдельные положения об электронных услугах, а нормы международных договоров имеют приоритет над национальным законодательством, говорит эксперт. 

В 2022 г. после введения антироссийских санкций произошла переориентация закупок электронных услуг, рассказал «Ведомостям» член генсовета «Деловой России», председатель совета директоров ООО «Инвенторус» Евгений Елфимов. По его словам, компаниям пришлось «искать новые пути» и начать приобретать электронные услуги у других поставщиков, в том числе и в ЕАЭС, из-за того что многие вендоры электронных услуг запустили «решительную технологическую изоляцию» российского бизнеса. 

После 2022 г. поступления НДС на электронные услуги, приобретенные у иностранных компаний из третьих стран, значительно снизились. По данным ФНС, на 1 января 2024 г. иностранным компаниям – поставщикам электронных услуг (из стран, не входящих в ЕАЭС) был начислен к уплате НДС в размере 14,747 млрд руб., что в 7 раз меньше аналогичного начисления на 1 января 2023 г. (102,806 млрд руб.). При этом снизились и поступления НДС, начисляемого российским компаниям – покупателям услуг иностранных цифровых компаний: на 1 января 2024 г. – 2,861 млрд руб., что на 18,6% меньше суммы на 1 января 2023 г. (3,516 млрд руб.).

Логичное продолжение

Данное решение представляется логичным продолжением уже принятых и принимаемых мер по «локализации уплаты НДС» по месту получения товаров и услуг, и в том числе для поставщиков из стран ЕАЭС, полагает Анна Никитченко, член генсовета «Деловой России», управляющий партнер O2Consulting. 

В конце марта Госдума одобрила в первом чтении законопроект № 564179-8, предполагающий введение НДС на товары из ЕАЭС, которые россияне покупают через электронные площадки. При этом до конца года правительство планирует внести аналогичные поправки в отношении всех иностранных товаров, приобретаемых через электронные площадки, независимо от страны ввоза, писали «Ведомости» 27 марта. 

Из-за прежних пробелов и противоречий в регулировании компании из ЕАЭС, оказывающие электронные услуги российским компаниям, должны были определять последствия по НДС в зависимости от вида услуг. На практике часто возникала неопределенность, что приводило к разногласиям между компаниями и дополнительным налоговым рискам, отмечает директор департамента налогового и юридического консультирования Kept Илья Самуйлов. Изменения приведут к тому, что компании будут меньше сталкиваться с неопределенностью и дополнительными издержками в виде НДС, не подлежащего вычету, при оказании электронных услуг между компаниями из стран ЕАЭС, полагает он. 

Изменения носят скорее позитивный характер, так как не только совершенствуют российское налоговое законодательство, но и синхронизируют его с законодательством ЕАЭС, соглашается Круглова. 

Новое регулирование является очевидным вектором развития более масштабного проекта BEPS (проект G20, включающий в себя меры по борьбе с различными налоговыми злоупотреблениями. – «Ведомости»), где одной из исполнительных мер является решение налоговых проблем и универсализация особенностей налогообложения в эпоху цифровой экономики, считает юрист Enforce Law Company Александр Антропов. 

По мнению Елфимова, изменение механизма повысит нагрузку на российские компании, которым придется интегрировать новые налоговые правила, модернизировать ПО для адекватного исчисления НДС, а также перенастраивать отчетность.

Источник: Ведомости

К списку публикаций
Читайте также
Наши партнёры