Вы можете вернуться на старую версию сайта

Мы будем благодарны, если вы оставите обратную связь по новой версии сайта

Вступить в организацию
Ru
En
Дежурный по стране

Александр Кобенко: «Ответственность бизнеса – это уже не миф»

12.12.2022
Председатель комитета «Деловой России» по переработке отходов и вторичным ресурсам Александр Кобенко о перспективах развития отрасли в интервью «Экологии России»
Александр Кобенко: «Ответственность бизнеса – это уже не миф»

Мусорная реформа – одна из болезненных тем для общества. С одной стороны, видны усилия государства по ее реализации, с другой стороны, от населения слышна неудовлетворенность ее ходом. Успех реформы зависит не только от подготовленной чиновниками материально-технической и нормативной базы, но и от возможностей и желания бизнеса включаться в эти процессы. Что может привлечь бизнес, какие интересы возникают у инвесторов, как тема отходов может стать нескучной и мотивировать всех участников мусорной реформы? Экспертное мнение на эти и другие вопросы «Экология России» получила в интервью с Александром Кобенко.

Александр Кобенко – член координационного совета, председатель Комитета по переработке отходов и вторичным ресурсам Общероссийской общественной организации «Деловая Россия», член совета директоров АО «АКРОН ХОЛДИНГ», президент сообщества руководителей и собственников бизнеса «Топ-менеджер, создающий будущее».

- У вас, как я понимаю, большое количество коммуникаций с бизнесом. Перед тем, как будем говорить об отходах и переработке, хочу спросить, видят ли российские предприниматели перспективные направления для своей деятельности, связанные с экологией?

- Мы видим много трендов. Возьмем, к примеру, сферу продуктов питания. Здесь очевидный тренд на экологичность, ведь люди хотят не просто принимать пищу, но покупать и потреблять качественные здоровые продукты. Запрос на экопродукты возрос не только в России, но и во всем мире. Взять хотя бы Китай, мы привыкли считать эту страну бедной, но там появляется достаточно большая группа среднего класса, которая уже не хочет есть китайские продукты, произведенные с большим количеством удобрений. И запрос Китая адресован в сторону России, в том числе, потому что наши продукты выдерживают этот тренд экологичности. Еще одно направление, это индустрия здоровья и красоты. Мы хотим чувствовать себя молодыми и здоровыми, находясь и в зрелом возрасте. А это про запрос на чистый воздух, воду, и конечно качественную медицину. Третий тренд, который проявился в нашей стране недавно, а в мире развивается давно – это тема, связанная с путешествиями и туризмом. Уже видно, что в России открываются новые направления, маршруты, меняется логистика, улучшается сервис. И сегодняшнее закрытие границ возможно на пользу некоторым регионам с точки зрения развития инфраструктуры внутреннего туризма.

- То, чем вы занимаетесь в Комитете, я имею в виду вопросы утилизации отходов и вторичной переработки, это тоже тренд.

- Да, это долгосрочный тренд. Многие страны давно начали работу по обращению с отходами. А сегодня уже и в России мы видим интересную экономику проектов в данной сфере. Я являюсь членом совета директоров крупного холдинга, большой промышленной группы, которая начала свою деятельность 22 года назад. И ключевой рост компании обусловлен, в том числе тем, что мы правильно построили и постоянно расширяем работу с промышленными отходами. Наши предприятия работают в 30 регионах Российской Федерации и странах СНГ. Сегодня мы собираем и перерабатываем более двух миллионов тонн различных металлов и поставили себе задачу полностью перерабатывать цветной лом на своих предприятиях. И дальше, что я считаю важным, мы не на словах, а на деле запускаем циклическую экономику, формируем технологическую цепочку от использования отходов до новых продуктов.

- Например?

- Например, сложные виды кабеля, такие как нефтепогружной, геофизический, их основой у нас является вторичный материал. Или полимерные трубы для горячего или холодного водоснабжения, которые идут на замену металлическим. Мы все больше используем вторичные материалы, чтобы производить конечный продукт. С этой точки зрения, наша концепция отвечает с одной стороны - целям устойчивого развития, с другой - принципам циклической экономики.

В свое время с бизнес-сообществом мы начали активно поднимать и обсуждать эти темы. Но чтобы всем активно двигаться в этом направлении, нужна законодательная основа. Одним из основополагающих документов здесь стала рабочая концепция расширенной ответственности производителя (РОП). Вначале для любой компании и особенно крупной, уплата экологического сбора считалась дополнительной нагрузкой. Но мы провели расчеты, и выяснили, что нагрузка совсем небольшая. Введение экологического сбора вызовет удорожание разных товаров максимум на два с половиной – три процента. Это не то, что значительно повлияет на кошелек потребителя. Уже появляется практика по работе РОП. Рассчитываю, что постепенно будем корректировать то, что не работает, и мнение делового сообщества будет услышано.

- Тем не менее, понятно, что цели бизнеса, прежде всего, связаны с зарабатыванием денег. Готов ли бизнес к компромиссу в направлениях экологии и сохранения окружающей среды, к обеспечению безопасных условий на территориях присутствия своих предприятий?

- Начну немного с другого. Ответственность бизнеса заключается, прежде всего, в уплате налогов. Посмотрите на налоговую нагрузку, которая ложится на предпринимателя в нашей стране, и сравните ее с нагрузкой в других странах. Мы не будем внизу этого списка. Я все-таки за баланс распределения ответственности.

И модель расширенной ответственности производителя, в которой ключевая формула «Загрязнитель платит» – правильная и закрывает много вопросов. Мы приобретаем товары и платим за то, чтобы все отходы от наших продуктов были правильно утилизированы.

Если говорить про экологическую составляющую, то у бизнеса много контролеров - и природоохранная прокуратура, и Росприроднадзор, и региональные контролирующие органы. Мы видим прецеденты и с Норникелем и другими компаниями, когда включается государство. Бизнес сегодня работает над своими ошибками – ставятся системы газоочистки, модернизируются системы очистки стоков, а те, кто, к сожалению, этого не делает - получают очень серьезные штрафы.

- Это как раньше все ездили по дорогам довольно дерзко, а потом повесили камеры, стали прилетать штрафы… и все притормозили.

- Да, сегодня дан уже такой сигнал бизнесу, что исключений точно не будет, даже для крупных компаний. Вообще, в нашем сообществе «Топ-менеджер, создающий будущее» есть такой принцип: предприниматель, это человек, который не только умеет зарабатывать деньги, строить бизнес, брать на себя ответственность за других людей, но и тот, кто делает мир вокруг себя лучше, улучшает инфраструктуру на той территории города или региона, где находится его бизнес.

Социальная и экологическая ответственность бизнеса это уже не миф, не просто красивые слова. Сегодня все больше предпринимателей принимает участие в проектах экологической направленности, благотворительных проектах, в социальной жизни той территории, на которой ведется бизнес.

- В России идет реализация национального проекта «Экология». Внутри него есть направление, связанное с отходами. Что на ваш взгляд нужно изменить в подходе, чтобы мы быстрее почувствовали изменения?

- Здесь очень важна роль регионов. У нас большая разница между центральной частью страны и остальными субъектами. В Москве и Московской области больше отходов перерабатывается, больше вторичных фракций образуется и дальше используется. Но если отъехать дальше, то мы увидим проблемы, связанные с недостатком инфраструктуры, раздельным сбором отходов, с их переработкой, сокращением и рекультивацией полигонов.

Знаете, есть рейтинг инвестиционного климата, в рамках которого оценивается привлекательность регионов, я предложил ввести отдельный показатель, связанный с реализацией реформ по ТКО и РОП, чтобы мы видели динамику по вовлечению предприятий в такие экологические программы, развитие инфраструктуры, уменьшение полигонов. Это предложение уже поддержали ППК «РЭО» и АСИ. Теперь предстоит сформировать методологию его расчета.

Ну и если возвращаться к внедрению РОП, то есть вещи, которые можно и нужно начинать делать уже сейчас. Например, этим летом Президент России поддержал перенос ответственности с производителей товаров на производителей упаковки. С точки зрения администрирования и эффекта это позволит быстрее почувствовать изменения. Также на мой взгляд важно не постепенно (ежегодно) повышать нормативы для производителей для целей достижения 100% утилизации упаковки, а действовать намного быстрее.

- А вам не кажется, что такой скоростной подход будет непопулярной мерой для компаний?

- С одной стороны да, с другой – подготовительный этап уже пройден. И хотя бы по отдельным видам отходов нужно точно двигаться быстрее. Видно, что инфраструктура уже формируется, и можно эффективно перерабатывать значительный объем отходов.

Также, обсуждается изменение ставок экологического сбора на сложные, многокомпонентные виды упаковки. Это Tetra Pak или неперерабатываемые виды пластика. Чем сложнее перерабатывать отходы, тем больше требуется затрат, тем сложнее инфраструктура. Поэтому ставки экологического сбора не могут быть одинаковыми для всех видов упаковки. Мы должны создать такие условия, чтобы сами производители отказывались от многокомпонентных видов упаковки в пользу более простой, и тем самым, меньше загрязняли природу.

Я думаю, вы слышали об инициативе по запрету одноразовой посуды из пластика, особенно это актуально в курортных зонах, где его образуется достаточно много. У нас сейчас идет диалог и с Минприроды России и с ППК «РЭО» по решению этой проблемы. Здесь нельзя действовать только с позиции запретов. Важно придумать такой механизм, чтобы образуемые в высокий период отходы шли не на полигон, а на реальную переработку.

- На мой взгляд, увеличение пластиковой посуды – это еще и растущий тренд доставки еды на дом. Люди все больше стали пользоваться этой услугой, а это значит, все больше одноразовой посуды, как правило, пластика.

- Здесь мы должны лучше организовывать раздельный сбор. Я за то, чтобы развитие инфраструктуры сбора и переработки соответствовало объемам того, что мы используем.

- Но пока контейнеры для пластика переполняются в первую очередь. Я вижу это и на своей дворовой территории.

- Да, пока инфраструктура не справляется. Ее мало и во всех регионах мы видим ее дефицит.

- А когда может заработать вся цепочка – собрали мусор, отсортировали, переработали. Когда будет готова инфраструктура для этого?

- Сложно сказать. Есть четкие оцифрованные цели реформы. И уже есть регионы-лидеры, которые показывают, что все можно делать уже сегодня. Я считаю, что Московская область придет к достижению цели через год-два. А некоторые регионы и до 2030-го года, если будут двигаться как сейчас, не добегут до результата. Мы должны показывать примеры, культивировать положительные практики, заниматься экопросвещением, рассказывать, что это правильно и мотивировать, конечно. Почему, например, не сделать несколько простых экорешений, когда мы строим многоквартирные дома. Формировать кухонное пространство таким образом, чтобы помещались контейнеры для раздельного сбора мусора, хотя бы для двух компонентов. Или измельчители в раковинах, ведь у нас большое количество пищевых отходов, которые еще и загрязняют полезные фракции. Почему не сделать законодательное решение, чтобы измельчители стояли как элемент кухонного оборудования? С одной стороны, это для промышленности хорошо – мы начнем производить данное оборудование, с другой стороны, треть отходов уйдет.

Есть еще одна проблема, решение которой важно – утилизация автотранспорта. В феврале этого года на встрече с Президентом России я задавал об этом вопрос. Если говорить про российский парк транспортных средств и динамику его устаревания, то мы должны утилизировать от миллиона автомобилей в год и больше. По факту, мы смотрим по своим предприятиям, в лучшем случае утилизируются тысячи автомобилей. Еще на первом этапе программы авторециклинга десять лет назад наша компания организовала лучшую площадку по утилизации в Некрасовке (г. Москва). Это крупнейшая площадка, работающая по современным технологиям - там идет снятие аккумуляторов, шин, отделение технологических жидкостей. Автомобиль проходит через шредер и разделяется на максимальное количество фракций. И с каждой фракцией в дальнейшем проводится отдельная работа.

- А те автомобили, которые не попадают на утилизацию, что происходит с ними?

- Какие-то отправляются на свалку, какие-то на разбор, а некоторые восстанавливаются и возвращаются на дороги, создавая проблемы с безопасностью. Программу авторециклинга нужно продолжать. Соответствующее поручение было дано Минпромторгу. Мы рассчитываем, что от программы будет хороший экологический и экономический эффект, ведь это загрузка для утилизаторов, новые рынки для производителей. Необходимо включить и поддержку населения на обновление автомобильного парка, как это было на первом этапе программы, когда, сдавая старый автомобиль, покупатель гарантированно получал определенную сумму денег, это составляло 20-30 процентов от стоимости нового автомобиля. Эта была существенная поддержка.

Еще один проект наша компания запустила в Москве и Московской области. Это экопункты – нестационарные объекты, размером с морской контейнер, для приема у населения старой бытовой техники, макулатуры, пластика. Также можно позвонить или вызвать экотакси через mos.ru, сотрудники экопунктов приедут и заберут бывшую в употреблении и ненужную бытовую технику. В этом тоже есть экокультура – ты сдаешь ненужный хлам и получаешь за это деньги. Вот такие направления работы я вижу с точки зрения нацпроекта «Экология».

- Легко ли бизнес верит и откликается сегодня на зеленые стартапы?

- Прежде всего, все считают экономику, анализируют окупаемость проекта. Если идея убедительна, если она вписывается в долгосрочную стратегию компании и страны, то в нее, конечно, вкладывают. Возьмите простой пример, мы с вами видим, что возобновляемые источники энергии постепенно заменяют традиционное энергообеспечение. Почему во всем мире серьезный тренд на возобновляемые источники энергии? С одной стороны, там нет быстрой окупаемости, первоначально она вообще уходила за горизонт 15 лет. Но это те проекты, которые поддерживают государства, и за счет этого развиваются технологии и становятся более эффективными. И это дает толчок целым индустриям, в которых есть и занятость, и тренд на экологию.

- Вы можете назвать зеленый стартап, который вас заинтересовал?

- Есть интересные проекты, связанные с сортировкой ТКО, производством городской уличной мебели, например. Понравилась компания «Эко Карбо», перерабатывающая шины в технический углерод, качество которого позволяет его использовать при производстве шин. Это истинные предприниматели, они сначала разработали технологию, вложили свои деньги, сделали пилотную установку. А потом стали производить продукт, получив определенную долю на рынке. И вот после этого они обращаются к инвесторам уже с задачей на масштабирование. Это грамотный подход.

Оригинал интервью опубликован на сайте «Экология России»

К списку публикаций
Наши партнёры