Вступить в организацию
Ru
En
Личный кабинет делоросса Дежурный по стране

Новый пакет санкций ЕС: дополнительный урон или очередное окно возможностей для российской экономики

19.12.2023

Европейский союз продолжает множить санкционные пакеты и ввел очередной, уже 12-ый «набор» экономических и индивидуальных мер против нашей страны. Новый пакет закрыл полемику относительно российских алмазов, которая длилась больше года. Еще осенью 2022 года восточный блок ЕС настаивал на включении этих драгоценных камней в девятый по счету раунд санкций. Но экономические интересы одного из мировых центров торговли и обработки алмазов – Антверпена – перевешивали политические и драгоценное сырье не попадало под запрет.

И речь шла не только о финансовых потерях. Годовой оборот в алмазной отрасли бельгийского города составляет 47 млрд евро и 40% камней – российские. Запрет, предупреждала ассоциация Antwerp World Diamond Center (AWDC), которая объединяет порядка около 1,7 тыс. компаний и 4,5 тыс. дилеров «алмазной столицы» Европы, ставит под угрозу тысячи работников отрасли. Алмазы снова и снова избегали участи других российских товаров и вплоть до сегодняшнего дня были под санкциями в одних только Штатах (в США можно ввозить исключительно технические алмазы).

Но риторика бельгийских властей изменилась, и на смену мнения, что в запрете закупок российских алмазов на уровне Евросоюза нет никакого смысла, пришли вполне осязаемые рестрикции. ЕС вводит запрет на алмазы из России. С 1 января будущего года он коснется непромышленных природных и синтетических алмазов, а также алмазных украшений. Непрямой запрет на алмазы, обработанные в третьих странах, в том числе украшения с российскими алмазами, будет вводиться поэтапно с 1 марта и должен завершиться к 1 сентября 2024 года.

Воплотить меру в жизнь ЕС намерен через новую систему отслеживания происхождения алмазов. Однако участники отрасли скептически относятся к этому механизму. Происхождение камней фиксируется только в самом начале цепочки поставки, а ограненные алмазы нередко смешиваются в торговых домах. В итоге изначальный сертификат заменяется безличностным документом о «смешанном происхождении», что делает практически невозможным проследить происхождение камня.

«Инструмент, который сейчас был одобрен, будет параллельным с Кимберлийским процессом (действует с 2000 г.) и где-то аналогичным по организации (т.е. документальное прослеживание истории алмаза), но иной по составу “правильных” участников. Мера не приведет к замене конечного получателя сырых алмазов – потоки сырья в любом случае пойдут преимущественно в Индию и немного – в Китай. Но сильно изменятся цепочки перепродаж. Сколько ни вводи запретов, индусы все равно будут покупать российские алмазы и делать из них бриллианты, которые формально получат статус произведенных в Индии после огранки. Конечно, санкции приведут к некоторому дисконту, но потери российских компаний не будут фатальны для отечественных алмазодобытчиков. Тогда, как бельгийские и израильские диамантеры, работающие сегодня с Россией (АЛРОСА), потеряют большую часть дохода от наших алмазов.

Сами санкции незначительные: запрет на алмазы размером только от 1,2 каратов и более (если здесь ничего не изменили, так планировали ранее). Но на них приходится лишь небольшая часть наших лотов. А алмазами меньших размеров – как торговали с нами бельгийцы и израилитяне, так и будут продолжать торговать. Также стоит отметить, что доля России на мировом рынке бриллиантов несущественная – всего 0,2%, поэтому запрет на экспорт из России бриллиантов (ограненных алмазов) вообще незначительный.

Другая проблема – как контролировать бриллианты из России. Ограненный алмаз, т.е. бриллиант, практически невозможно идентифицировать по месторождению (в 99% случаев). В сыром виде алмазы, идентифицировать по месторождению можно, но не всегда. Поэтому для контроля оборота бриллиантов тоже предлагают отслеживать “документально”», - поделились мнением в Комитете по драгоценным металлам, драгоценным камням, ювелирному искусству и народно-художественным промыслам «Деловой России».

Но не алмазом единым запомнится завершающий 2023 год пакет европейских санкций. Среди ограничений Брюссель также прописал запрет на экспорт в нашу страну электромоторов, сервоприводов, термостатов, литиевых батарей, деталей для авиации и вооружения. Пакет потяжелел еще за счет медной и алюминиевой проволоки, железных чушек, различных труб и алюминиевой фольги, которые больше нельзя привозить из России. По оценке Совета ЕС, такой «металлический» запрет затронет товары годовой стоимостью в €2,2 млрд.

Груз санкционной дюжины, уверены члены генсовета «Деловой России», не так тяжел для российской экономики, как считает коллективный Запад. Последние пара лет показали, что качественные товары и сырье всегда найдут своего покупателя. Компании активно выходят на рынки Латинской Америки и MENA (страны Ближнего Востока и Северной Африки).

«Конечно, это добавит логистических сложностей во взаимодействие с компаниями, готовыми через посредников работать с российскими организациями. Однако, полагаю, что у нас уже выстроен “восточный вектор”, поэтому такие ограничения носят весьма локальный характер и лишь сподвигнут отечественных производителей находить аналоги в дружественных странах. Вопрос же экспорта для большинства отечественных производителей является важным на протяжении почти двух лет. И те компании, кто был критически ориентирован на европейского потребителя, уже нашли альтернативные решения», - заявил Олег Малахов, член генсовета «Деловой России», председатель совета директоров ГК «Праймкей».

«Новый пакет санкций, конечно, сыграет свою роль в краткосрочной перспективе, но в долгосрочной – и российская экономика, и компании могут получить заметную выгоду. Так, бизнес, который перестроит свои процессы, адаптируется к новым реалиям сможет расширить географию присутствия на дружественных рынках, сменить модель производства и даже линейку продукции.  Кроме того, внутренний рынок получит излишки товаров, что скорее всего, как показывает практика, приведет к снижению цен», - поделился своим прогнозом Юрий Коробов, член генсовета организации, председатель совета директоров АО «Берега».

К списку публикаций
Наши партнёры