Платформа для обработки бизнес-запросов предпринимателей
RU / EN
Главная » О нас » Пресс-центр » Равноценный обмен: как перейти на российский софт

Равноценный обмен: как перейти на российский софт 07 июня 2022

Согласно исследованию сервиса ЮKassa и Rambler&Co, 60% российских пользователей используют российский софт уже на протяжении нескольких лет. Около половины россиян довольны его качеством, а чаще всего на компьютерах установлены отечественные браузеры и антивирусы. Однако пока эти цифры не соответствуют реальной потребности в российском ПО, сложившейся на фоне санкционного давления – спрос на него вырос в 10 раз. В каких сферах собственный софт особенно необходим, и что поможет поддержать его разработку, разбирались "Известия".

Как россияне относятся к отечественному ПО

В исследовании ЮKassa и Rambler&Co, предоставленном "Известиям", указывается, что 29% россиян использует на рабочем компьютере отечественные браузеры и антивирусы. Российские офисные пакеты и почту выбирают 18%, бухгалтерию – 16% опрошенных. Кроме того, 9% используют операционные системы отечественной разработки, 4% – облачные сервисы и CRM-системы, а также системы видео-конференц-связи.

На домашних компьютерах российские браузеры и антивирусы используют 24%, офисные пакеты и почту – 12%, операционные системы – 10%. На фото- и видеоредакторы, программы для работы с PDF-файлами и облачные сервисы приходится по 2-3%. Остальные участники опроса заявили, что российским софтом пока не пользовались, но готовы перейти на него, если вырастет качество и выбор программ. На это указали 67% респондентов. 21% выберет российский софт по рекомендации друзей и коллег, еще 12% – если на них будет ниже цена.

При этом качеством отечественного ПО довольны 49% респондентов, 41% считает, что оно могло бы быть лучше, а 10% остались им недовольны. При этом в течение нескольких лет российский софт используют 60% опрошенных, больше года – 17%, меньше года – 10%. Совсем недавно на него перешли 13%.

Также 64% опрошенных заявили, что стимулировать российских разработчиков создавать больше софта могла бы государственная и коммерческая поддержка IT-стартапов. 15% полагают, что для этого нужно улучшение условий труда, 11% говорят о допобразовании как о способе развития отечественного софта, 5% указывают на необходимость свободного графика работы и социальных льгот.

Российские компании в целом чаще стали покупать программное обеспечение для сотрудников – с 1 января по 31 мая 2022 года работодатели в 39 раз чаще совершали покупки софта в сравнении с аналогичным периодом прошлого года – так, обороты B2B-платежей интернет-магазинов, продающих ПО через ЮKassa, увеличились в 8,7 раза. Наибольшая доля покупок (60%) – на сумму от 1 тыс. руб. до 5 тыс. рублей. Пользователи в этом году также стали чаще тратиться на софт: за пять месяцев 2022 года они купили на 28% софта больше, чем за аналогичный период прошлого года. Обороты онлайн-площадок выросли на 41%, плательщиков стало на 74% больше.

В опросе Rambler&Co приняли участие 7 286 пользователей, 66% из них – мужчины в возрасте от 31 до 45 лет. В исследовании ЮKassa учитывались платежи между компаниями с 1 января по 31 мая 2022 и 2021 годов и покупки пользователей в интернет-магазинах.

– Процесс импортозамещения в IT-сфере идет не первый год, – прокомментировал коммерческий директор финтех-компании ЮMoney Дмитрий Кармишин. – Создан реестр отечественного программного обеспечения, который сегодня насчитывает более 13 тыс. позиций. Есть государственная поддержка, в рамках которой предприниматели могут приобрести российское ПО со скидкой 50%.

Как меняется спрос на отечественный софт

Импортозамещение программного обеспечения – задача теперь государственная. 30 марта президент Владимир Путин подписал указ о мерах по обеспечению технологической независимости и безопасности критической информационной инфраструктуры России. По этому указу запрещено без согласования с уполномоченным органом исполнительной власти приобретение иностранного ПО, в том числе в составе программно-аппаратных комплексов, для объектов критической информационной инфраструктуры.

Создан информационный каталог "Российское ПО для импортозамещения" Ассоциации разработчиков программных продуктов "Отечественный софт", где размещены российские решения, заменяющие иностранные продукты. Этот каталог рекомендовано использовать госсектору.

Кроме того, есть задача по переходу на отечественный софт к 2025 году – и глава Минцифры Максут Шадаев называл выполнимой эту задачу.

Исполнительный директор АРПП "Отечественный софт" Ренат Лашин замечает, что сложившаяся ситуация – это "огромное окно возможностей для российских вендоров".

– С февраля 2022 года, по нашим оценкам, спрос на отечественное ПО вырос в целом до 10 раз, – рассказал он "Известиям". – До этого периода рост спроса на отечественные решения был не таким высоким и наблюдался преимущественно среди госсектора и госкомпаний.

Дмитрий Кармишин считает, что и раньше спрос на отечественный софт был серьезен.

– По данным ЮKassa, в 2021 году пользователи совершили на 33% больше покупок различного софта, чем в 2020-м, а у компаний число покупок выросло в шесть раз, – рассказал он "Известиям". – Рост спроса влияет на скорость перехода на отечественные решения и создает хорошие перспективы для развития российского IT-рынка.

Замдиректора по продажам и развитию компании BSS Станислав Шилов указывает, что процесс перехода на отечественный спрос шел и до февраля 2022 года в свете требований к критической информационной инфраструктуре, которые включают в себя и использование отечественного ПО, но теперь эта задача из области выполнения регуляторных требований на среднесрочном интервале превратилась в задачу высочайшего приоритета.

Основатель компании Б-152 Максим Лагутин отмечает, что сейчас пользование российским софтом – необходимость, так как, например, компании, находящиеся под санкциями, попросту не могут воспользоваться зарубежным ПО.

– И если даже западный разработчик сейчас не ушел с российского рынка, он сделает это в ближайшее время, – отметил он в беседе с "Известиями". – Некоторые уходят вовсе некрасиво, когда блокируют сервисы без возможности бэк-апа. Например, в области систем управления и защиты персональных данных есть крупный западный игрок One Trust. Многие компании, которые им пользовались во всем мире, сейчас переходят в отношении России на решения, аналогичные нашему Privacy Box.

Руководитель направления цифрового развития Центра стратегических разработок Александр Малахов описывает несколько других неприятных ситуаций.

– Известен случай, когда разработчик одного небольшого решения, будучи родом с Украины, в свою библиотеку встроил вредоносный код, который просто удалял все файлы жесткого диска, – рассказал он "Известиям". – Его решение использовал другой популярный пакет – и при очередном обновлении часть пользователей просто потеряла с жесткого диска всю свою информацию.

Второй пример, о котором говорит Малахов, когда украинский сервис, занимавшийся рассылками, от имени различных коммерческих организаций по всей их базе контактов разослал текст с военно-политическими призывами.

– Ситуация крайне неприятная, а таких сервисов много, и очевидно, что их использовать становится опасно, – говорит Малахов. – Это создает нишу для отечественных разработчиков, которые могут эти сервисы заместить.

Руководитель отдела аналитики "СерчИнформ" Алексей Парфентьев отмечает, что возник объективный запрос на безопасность, так как риски выросли в разы.

– Но вот что касается конечных пользователей, их массового перехода на десктопное отечественное ПО мы не видим, так как подавляющее большинство пользуется комплектом программ и приложений из иностранной операционной системы либо продолжает использовать иностранное ПО по пиратской модели, – рассказал он "Известиям".

В каких сферах отечественного софта недостаточно

Александр Малахов из ЦСР указывает, что софт нужно разделять на несколько категорий. В первой из таких категорий – специализированном промышленном программном обеспечении – больше всего проблем.

– Там традиционно есть зависимость от софта производителя оборудования, – говорит Малахов. – Например, тот же самый KOMATSU поставляет специализированный софт, и он, как правило, закрытый. Минпром этой задачей в последние годы занимался, но полностью уйти от зависимости за последние месяцы не удалось. Тем более что сам по себе софт сложный, он управляет производственными процессами, и любая ошибка потенциально очень дорого стоит.

Вторая категория – пользовательский софт, и здесь, говорит он, дела обстоят лучше: российские качественные браузеры есть, российские антивирусы конкурентоспособны на мировом рынке, есть офисные пакеты, облачные сервисы. Третья категория – системное ПО, и здесь проблемы есть, так как решения по операционным системам, системам управления базами данных и так далее, говорит Малахов, изначально были построены на других решениях, которые нельзя разом заместить.

Малахов выделяет и четвертую группу – различные прикладные сервисы: средства для рассылок, автоматического размещения рекламы или постов в соцсетях – ПО, которое не является необходимым, но сильно упрощает жизнь. Здесь импортозамещение возможно произвести быстро, и оно необходимо, так как очень много сервисов отказываются от работы с российскими компаниями по национальному признаку.

Член генерального совета "Деловой России" Алексей Мостовщиков считает, что сейчас российский софт еще недостаточно представлен в сфере бухгалтерского учета, информационной безопасности и сфере обслуживания – не хватает офисных пакетов и утилит для документооборота. Также особой актуальностью, рассказал он "Известиям", пользуются цифровые экосистемы в различных нишах и рынках: в сфере строительного рынка, металлургии, дикоросов, микроэлектроники.

Ренат Лашин говорит, что российский софт пока недостаточно представлен в сфере промышленного, инженерного ПО, управления производством.

– Причины понятны – в этом сегменте исторически преобладало использование иностранного софта, – отмечает он. – Тем не менее у нас в стране есть ряд достойных продуктов, способных заменить в этом направление зарубежное ПО. Например, это 1С, "Галактика", КОМПАС, nanoCAD и другие. Думаю, что в ближайшей перспективе количество используемого российского инженерного и промышленного ПО будет уверенно расти.

Руководитель практики цифрового консалтинга "Рексофт", координатор комитета по импортозамещению ассоциации "Руссофт" Виталий Баланда замечает, что почти в каждом сегменте есть отечественные решения, которые могут стать заменой, но и нет такой отрасли, которая не нуждается в импортозамещении ПО.

– Сложности связаны прежде всего с совместимостью нового решения с существующим у заказчика ИТ-ландшафтом, полнотой функционала новой системы и самим процессом перехода, – рассказал он "Известиям". – Замена работающей системы на крупном предприятии – это непростой процесс, связанный в том числе с переобучением сотрудников, переносом массива данных, вложениями в новый инструмент и другими факторами.

По его словам, вопрос здесь надо рассматривать для каждой конкретной индустриальной вертикали. Например, в промышленности активно обсуждается импортозамещение ERP-систем по управлению предприятием и PLM-систем по управлению жизненным циклом производства и изделий. В России есть аналоги этих решений, но их функционал отличается от привычного и требует существенной доработки. Кроме того, нет единых стандартов передачи данных, соответственно, появилась дополнительная задача по их интеграции. Еще одна зона риска в промышленности – это производственное ПО и ПО для инжиниринга и производства – САПР, CAD, АСУТП, ПО для программирования станков, говорит Баланда. Здесь качественных аналогов в России крайне мало.

Заместитель технического директора компании "Информзащита" Александр Кузнецов отмечает, что также отечественный софт плохо представлен в операционных системах – есть Astra Linux и прочие ОС, но популярности, как у "Майрософта" или Apple, они не снискали даже внутри России, так как люди просто привыкли работать с этими системами.

Директор по развитию web-технологий Artezio Сергей Матусевич замечает, что желательно получить максимум отечественных решений во всех сферах, однако реалии таковы, что рынок ПО не заполняется однородно.

– Чтобы разработка ПО окупилась, она должна либо иметь конкретного заказчика, либо создаваться с фокусом на группу потребителей, – рассказал он "Известиям". – Сейчас успешность разработки не определяется тем, является оно отечественным или нет. Программные решения должны быть в первую очередь качественными и обеспечивать функциональность, которая ожидается пользователем или заказчиком.

Алексей Парфентьев замечает, что для российских ОС и баз данных недостаточно так называемого прикладного ПО – привычных программ, которые все используют в обычной жизни.

– Причина в том, что нет единого стандарта ОС и баз данных, в связи с этим операционок много, прикладным вендорам нужно писать ПО под каждую, – говорит он.

Как государство может помочь развитию софта

Виталий Баланда замечает, что меры, которые предпринимает правительство для поддержки IT-индустрии, уже беспрецеденты. Однако сейчас, говорит директор по разработке и развитию продуктов "МойОфис" Дмитрий Комиссаров, отрасль ожидает обеспечение спроса на отечественные решения.

– К сожалению, в некоторых сегментах ПО уровень пиратства, в том числе в государственных организациях, за последние два года значительно вырос, – сказал он "Известиям". – Попустительство пиратству, не говоря уже о попытках его легализовать, способно полностью остановить развитие российского ИТ-рынка.

Ренат Лашин, в свою очередь, замечает, что очень важно не допустить ослабления критериев включения ИТ-продуктов в Реестр отечественного ПО, также необходимо как можно скорее завершить начатый Минцифры аудит Реестра на соответствие текущим требованиям законодательства в области импортозамещения. Ассоциация "Отечественный софт", говорит Лашин, предлагает государству поддержать субсидирование затрат на сертификацию российских решений, например, софинансировать до 50% таких расходов, что позволило бы большему количеству разработчиков получить сертификаты.

Александр Малахов замечает, что IT-рынок, с одной стороны, уже достаточно привилегирован, но пока ситуация с релокацией специалистов отрасли не до конца решена. В результате кадров не хватает. Решить это можно, во-первых, добившись возвращения уехавших и сохранения тех, кто остался, во-вторых, оперативной подготовкой новых кадров – особенно там, где специальности IT-отрасли не являются наукоемкими и не требуют многих лет подготовки.

– И надо сказать, что высокая зарплата не является настолько большим стимулом, тем более что есть миф о том, что на Западе готовы платить больше, – сказал он. – Главное, что эти люди идут за интересными проектами, им нужно понимать, что они, оставаясь в стране, имеют возможность сделать интересный проект, имеют возможность профессионально развиваться.

Алексей Мостовщиков также указывает на проблему низкого платежеспособного спроса на российские продукты и на далеко не всегда верные представления о "сырости" и "вторичности" российского софта, укоренившиеся в период появления первых продуктов.

Сергей Матусевич отмечает, что основную стимулирующую роль оказывают рыночные инструменты, поэтому важно наличие российских аппаратных платформ, и именно инвестиции в них "могут дать толчок и для появления новых программных продуктов под эти технические решения".

– Один из важнейших пунктов, по которому отечественные решения все еще отстают от зарубежных, – это качественная "упаковка" продуктов и их грамотное продвижение, – замечает, в свою очередь, директор по развитию сервисов ITGLOBAL.COM Алина Пархоменко. – Как раз сейчас обсуждается возможность предоставления льгот на рекламу российских ИТ-решений в интернете, что упростит создание и внедрение отечественных продуктов, а также позволит компенсировать расходы на донесение информации об этих решениях до бизнеса.

Алексей Парфентьев замечает, что пока спрос на российское ПО почти не касается массового сегмента.

– Популярность на массовом рынке программы получают не благодаря поддержке и льготам, а вопреки сложностям, – заметил он. – Хороший массовый продукт может появиться только в жестких условиях, в конкурентной борьбе. А для этого нужно время.

Теги:
Партнёры