Платформа для обработки бизнес-запросов предпринимателей
RU / EN
Главная » Лица » Генеральный совет » Точки зрения » Российский контроль, бессмысленный и беспощадный

Российский контроль, бессмысленный и беспощадный 21 марта 2016

Член президиума генсовета «Деловой России» Михаил Розенфельд о том, что проект нового КоАП не учитывает риск-ориентированный подход:

Существуют ли в проекте нового Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП) какие-либо преимущества для бизнеса? Вряд ли. Административный штраф теперь может стать «кратным» (как при коррупционных преступлениях). Его станут исчислять исходя из суммы выручки правонарушителя от реализации товаров. Не указано, правда, за какой период.

В кратности штрафов я вижу новую коррупционную ловушку: сумма штрафа зависит от лояльности-нелояльности должностного лица, определяющего наказание. Почему штраф устанавливается должностным лицом контролирующего органа?

И уж коли мы ввели риск-ориентированный подход, то как теперь размер штрафов стал зависеть от рисков? Как в формуле расчёта штрафа учитывается профиль риска предприятия? Никак он не учитывается.

А отзыв лицензии – за однократное грубое нарушение? По мнению контролирующего органа, оно может быть грубым. Однако как быть, если нарушение не привело, да и в принципе не могло привести к ущербу для жизни и здоровья граждан? И где в таком случае риск-ориентированный подход?

Давно уже требуется разработать и реализовать подходы контрольно-надзорных органов к хозяйствующим субъектам, дифференцированные по степени риска. Определить инструменты контроля, перечень контрольных мероприятий, длительность и глубину проверки, а также меру административного наказания, которая должна быть тесно связана с рисками.

Необходим прозрачный и публичный механизм отнесения хозяйствующего субъекта к той или иной группе риска, а также механизм пересмотра этого отнесения в связи с тем, что были выявлены серьёзные нарушения, случались аварии, в контрольный орган поступали жалобы и т.д.

Вот тогда подход законодателя станет системным. КоАП должен быть чётким, понятным, справедливым, соотноситься с институциональными подходами к регулированию административной ответственности.

Теперь о штрафах и их влиянии на экономику. Могу с уверенностью сказать, что такое влияние не прогнозировалось. Цифры взяты с потолка. Как следовало бы поступить? Взять три-четыре десятка разных компаний (крупных, средних, малых, микробизнес) из разных отраслей, квотную выборку индивидуальных предпринимателей – в мегаполисе, в крупном городе, в малом, в сельской местности, – исследовать их оборот, понаблюдать микроэкономику предприятия и создать финансово-экономическую модель, чтобы изучить, как штрафы всех контролирующих органов скажутся на его работе. Обязательно нужно исследовать также унитарные и муниципальные предприятия.

Тогда станет ясным, сколько раз контролирующие органы должны проверить предприятие после проведения совместной проверки и выдачи предписаний. Имеются ли у предприятия финансы, чтобы устранить в срок все нарушения? Сколько раз оно будет платить штрафы за невыполнение девяти других предписаний, пока сил и возможностей хватило на выполнение одного? Способно ли вообще предприятие вынести российский контроль, бессмысленный и беспощадный? И только после этого верхние и нижние границы штрафов будут обоснованы экономически.

Сегодня штрафы просто губят бизнес. Меньше работающих предприятий – выше скорость падения экономики. Увеличивается глубина этого падения, налогов собирается тоже меньше. Банальные истины, но даже они, оказываются, разделяются не всеми.

В кризис следовало бы исходить из понимания, что предприниматели и самозанятые – самая активная часть населения. Им нужно создать условия, а дальше – просто не мешать.

Но не мешать предпринимателям у государства пока не получается.

Партнёры