RU / EN
Главная » О нас » Пресс-центр » Россия согласилась бороться с глобальным потеплением, хоть Путин в него не верит. Что ее заставило?

Россия согласилась бороться с глобальным потеплением, хоть Путин в него не верит. Что ее заставило? 09 октября 2019

Россия ратифицировала Парижское соглашение спустя три года. Это многих озадачило, ведь президент Владимир Путин не раз высказывался о проблеме изменения климата скептически, хотя потепление в России опережает глобальное в два с половиной раза. Зачем Кремль подписался под соглашением и что это обещает России и миру?

У России не было другого выхода, считают эксперты. Весь мир стремится снизить долю выбросов парниковых газов, и одной из мер в этой новой политике может стать введение углеродных пошлин для товаров из стран, которые не борются с выбросами.

При этом в России выбросы и так на низком уровне по сравнению с 1990 годом из-за сокращения промышленного производства в результате распада СССР. Таким образом, выполнение условий Парижского соглашения не потребует от России дополнительных усилий.

Ратификация же показывает, что Москва не дистанцируется от климатической повестки, и это, возможно, поможет выторговать уступки.

Что происходит с климатом в России?

Начиная с середины 1970-х годов средняя температура приземного воздуха в России повышается со средней скоростью 0,43 градуса Цельсия за 10 лет. Это более чем в 2,5 раза превышает скорость глобального потепления, говорится во Втором оценочном докладе Росгидромета об изменениях климата и их последствиях на территории Российской Федерации.

Особенно значительные изменения климата наблюдаются в Арктике и субарктической зоне многолетней мерзлоты.

На некоторых метеостанциях на побережье арктических морей России в 1976-2018 годах среднегодовая температура росла на 1 градус за десять лет. С 1980-х годов толщина морского льда в Арктическом бассейне уменьшилась в среднем на 40%.

Тает даже вечная мерзлота.

"За период систематических наблюдений (примерно с середины 1990-х годов) на площадках мониторинга отмечается увеличение средней глубины сезонного протаивания многолетнемерзлых пород на 1-2 см в Западной Сибири и Якутии и на 2-6 см на европейской части России", - говорится в докладе Росгидромета.

Температура

Изменения климата проблематично обосновать только естественными факторами, но они легко объясняются с учетом антропогенных факторов (то есть влияния человека), отмечают ученые.

"Главный антропогенный эффект - усиление парникового эффекта выбросами в атмосферу CO2, поступающими от сжигания угля, газа и нефтепродуктов. В XXI веке антропогенное воздействие продолжится и усилится", - говорится в обзоре исследований о проблеме климата, подготовленном ведущими российскими климатологами про просьбе "Деловой России".

Как потепление влияет на экономику и человека в России?

После подписания Россией Парижского соглашения аналитик агентства Блумберг Джулиан Ли предположил, что таяние многолетней мерзлоты, занимающей более 60% территории России, угрожает нефтегазовым проектам на российском Севере. И это якобы могло подтолкнуть Россию к ратификации соглашения.

Это не проблема, отвечают в Росгидромете.

Таяние мерзлоты не будет представлять угрозы нефтегазовым проектам, если компании будут своевременно выделять необходимые деньги на техническое обслуживание, считает заведующий отделом "Государственного гидрологического института" Росгидромета Олег Анисимов.

Он отмечает, что точечные объекты - например, инфраструктура самого месторождения - обычно рассчитана на 20-30 лет, а за такой период с ними ничего катастрофического не случится.

Что касается линейной инфраструктуры - трубопроводов, дорог, железных дорог, линий электропередачи - то им действительно угрожают серьезные повреждения. Но и для них существуют технические решения.

"Умеют делать, просто обходится дороже", - добавляет Анисимов.

По данным Росгидромета, на обслуживание трубопроводов в районах многолетней мерзлоты ежегодно тратится до 55 млрд рублей (850 млн долларов).

Гораздо сложнее ситуация со зданиями, в том числе жилыми домами. Изменения климата привели к уменьшению несущей способности мерзлоты по сравнению с 1970-ми годами на 17%, а в некоторых районах - до 45%, говорится в докладе Росгидромета.

По данным МЧС, в нескольких северных городах деформировано от 20% до 100% зданий.

В 2007 году ученые в США подсчитали, что для поддержания работоспособности инфраструктуры на Аляске в условиях таяния мерзлоты до 2030 года понадобится 3-6 млрд долларов.

"Хотя подобные перспективные оценки для России отсутствуют, можно предположить, что с учетом значительно большего числа инфраструктурных объектов в криолитозоне расходы на их поддержание будут более высокими", - отмечал Росгидромет в докладе о климатических рисках от 2017 года.

Для американского Севера есть и более новые оценки. Исследование Университета Аляски в Анкоридже в 2019 году показало, что расходы на ликвидацию последствий потепления могут составлять 340-700 млн долларов в год.

Есть ли плюсы в потеплении?

"Если рассматривать климат как ресурс, то многие компоненты этого ресурса меняются со знаком плюс для России, - говорит Анисимов. - Кто же откажется жить в более мягком климате, с меньшим отопительным периодом?"

Но одновременно актуальной проблемой становится перегрев зданий в теплый период года, говорится во Втором оценочном докладе Росгидромета.

Растут расходы на кондиционирование, а это более затратный процесс, чем отопление, отмечает директор Центра экономики окружающей среды и природных ресурсов ВШЭ Георгий Сафонов.

Кроме того, изменение температуры влияет на здоровье людей. С одной стороны, в северных районах уменьшается количество заболеваний, связанных с переохлаждением, с другой стороны, из-за жары увеличивается заболеваемость и смертность в группах риска (дети, пожилые, люди с хроническими заболеваниями органов кровообращения и дыхания). Увеличивается риск распространения эпидемиологических заболеваний.

Часто в списке выгод от потепления упоминается сельское хозяйство. Якобы благодаря росту температуры повышается климатообусловленная урожайность - то есть урожайность, связанная с ростом влажности и теплообеспеченности сельскохозяйственных культур.

Климатообусловленная урожайность действительно увеличивалась до 2010 года, говорит Сафонов, исследовавший этот вопрос. Но потом, в 2010 и 2012 году, случились сильные засухи, из-за которых были потеряны треть и четверть урожая зерновых соответственно.

"Ущерб от резких паводков и наводнений превышает потенциальный выигрыш от удлинения вегетационного периода. Прогнозы показывают, что во второй половине XXI века на юге страны возможно существенное снижение урожайности сельскохозяйственных культур, обусловленное климатическими факторами", - говорится в научной работе руководителя программы "Климат и энергетика" Всемирного фонда дикой природы Алексея Кокорин.

В печати можно встретить статьи о том, что потепление позволит выращивать сельскохозяйственные культуры на Севере. Но, во-первых, вместе с этим в некоторых южных районах аграрная деятельность будет либо осложнена, либо невозможна из-за засух, а во-вторых, для выращивания чего-либо на новом месте нужны деньги, опыт и люди, говорит Сафонов.

"Выигрывает ли сельское хозяйство от изменения климата? Краткосрочно как будто бы да, а долгосрочно сильно проиграем, если не будем готовиться к этому и вкладывать большие деньги. Но мы этого не делаем, то есть - проиграем", - считает экономист.

Колоссальные инвестиции нужны и для развития Северного морского пути, продолжает он. Севморпуть часто упоминается как бизнес, который стал возможен благодаря потеплению. Но здесь, опять же, нужна серьезная инфраструктура, а ее пока нет, говорит Сафонов.

Анисимов добавляет, что все выгоды - потенциальные: "Есть возможность для развития Северного морского пароходства, но это только возможность. Если не развивать, то никаких выгод не будет. То есть возможности потенциальные, а риски, которые связаны с климатом и таянием мерзлоты, они реальные".

"Как взвешивать выгоды и проблемы? - задается вопросом ученый. - Большой вопрос".

Путин, космос и климат

О выгодах, которые может принести потепление, говорил и Путин. Например, в 2003 году он сказал, что в России "то ли в шутку, то ли всерьез" даже радуются потеплению, потому что надо будет меньше тратить денег на теплые вещи, да и урожайность растет.

За время своего президентства Путин с сомнением высказывался по поводу влияния человека на потепление. Он всегда считался скорее климатическим скептиком, чем активным сторонником теории антропогенных изменений климата, которую поддерживают 97% мировых климатологов.

После ратификации Парижского соглашения журналисты агентства Блумберг спросили у пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова, изменились ли взгляды Путина относительно влияния человека на глобальное потепление. "Нет", - ответил Песков.

В октябре 2018 года Путин сказал на энергетическом форуме, что причины потепления непонятны.

"Так называемые антропогенные выбросы, скорее всего, не основная причина этого потепления. Это могут быть изменения глобального характера, космические изменения, сдвиги какие-то, невидимые для нас, в галактике - и всё, мы даже не понимаем, что происходит. Наверное, антропогенные выбросы как-то влияют, но, судя по мнению многих специалистов, незначительным образом влияют", - сказал Путин.

В декабре того же года стало известно, что Российская академия наук рекомендовала властям не присоединяться к Парижскому соглашению. Такая рекомендация обосновывалась "значительной неопределенностью в оценках изменения климата" и отсутствием "единого мнения в мировом и российском научных сообществах о причинах глобального потепления и способах борьбы с ним".

Против ратификации Парижского соглашения выступал также Российский союз промышленников и предпринимателей. РСПП традиционно защищает интересы крупного бизнеса, который в России представлен в первую очередь нефтегазовыми и угледобывающими компаниями - главными бенефициарами сохранения статус-кво.

Ученых - физиков климата, которые занимаются непосредственно проблемами климатических изменений, озадачило высказывание Путина о влиянии сдвигов в галактике на потепление.

"Кто ему такую глупость сказал? Это же не он сам придумал, кто эту хрень ему сказал?" - горячился на одном из круглых столов заведующий лабораторией Института океанологии имени П. П. Ширшова Сергей Гулев.

Письмо раздора

Позиция РАН и руководства страны стала поводом для публичного конфликта. Ведущие климатологи страны написали письмо руководству РАН, в котором спросили, как была сформирована позиция академии по вопросу о глобальном потеплении, и почему не было учтено их мнение.

"Не переоценивая своих научных заслуг, мы все же считаем, что хотя бы часть из нас заслуживает того, чтобы быть привлеченной к выработке позиции РАН по вопросам климатических изменений. Если же РАН сама не была привлечена к этому процессу, то это еще более печально, поскольку ставит вопрос о выполнении РАН ее экспертных функций".

 

Письмо подписали два десятка ученых. Почти все из подписантов участвовали в подготовке оценочных докладов Межправительственной группы экспертов по изменению климата.

"За страну обидно, - объясняет Анисимов, почему он поставил свою подпись. - Президент страны на форуме энергетическом четко заявил: ну не знаем мы, почему климат меняется, многие ученые считают, что человек тут ни при чем. Слушайте, ну что за ерунда?"

"Налогоплательщики нашей страны своими 13 процентами налога содержат науку. Это наука в чем-то уже разобралась. В вопросах климата мы не могу сказать что впереди планеты всей, но мы на уровне. Мы совершенно адекватно представляем, как он меняется, и представляем себе причины, по которым он меняется", - говорит Анисимов.

Фундаментальная проблема политических дискуссий о климате - это суждения политиков, экономистов и других специалистов о вещах, в которых они не разбираются, считает климатолог Сергей Гулев, один из авторов письма.

"Им хочется сказать, что это [ратификация Парижского соглашения] плохо с политической точки зрения, экономической точки зрения, а еще и потому, что все эти физики заврались", - считает Гулев.

Он говорит, что не высказывает суждений о том, должна ли Россия ратифицировать Парижское соглашение, потому что это дело политиков и экономистов. Взамен климатологи просят политиков и экономистов не высказывать суждений о том, как и почему меняется климат.

"Физики климата должны честно, научно и добросовестно рассказать, как меняется климат, почему он меняется. И это они могут сделать. А дальше другие ученые должны сказать: вот этому мы верим, и теперь мы, профессионалы в области экономического устройства России и мира, делаем заключение, что это не так важно. А более важно - как в Китае, например - борьба с голодом", - продолжает Гулев.

График изменений уровня углекислого газа в атмосфере

В России противники подписания Парижского соглашения, как правило, считают, что ратификация этого документа навредит экономике.

"Мы сами будем пилить сук, на котором сидим. Мы вынуждены будем сокращать добычу газа, добычу нефти", - говорил на встрече с Путиным в декабре 2018 года лидер "Справедливой России" Сергей Миронов.

Он поддержал мнение Путина о недоказанности антропогенного влияния на потепление: "Это действительно так". В середине холодного июня 2017 года Миронов говорил: "Нет никакого потепления климата, и его не будет. Кстати, погода нынешнего лета - лучшее тому свидетельство".

Как и любые другие власти, Кремль, безусловно, тоже учитывал политические и экономические соображения, принимая решение о присоединении к Парижскому соглашению. Несмотря на все аргументы против ратификации, Россия, как и Китай, все же присоединилась к соглашению. Почему?

Можно ничего не делать

Ратификация Парижского соглашения не влечет никакой ответственности, говорит директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин. В нем не прописаны юридически обязывающие цели сокращения выбросов.

"Парижское соглашение, если его сравнивать с Киотским протоколом, оно более слабое с точки зрения санкций, оно больше декларативное".

Подписанты документа ставят перед собой цель сдержать прирост глобальной средней температуры "намного ниже 2 градусов сверх доиндустриальных уровней" (к данному моменту глобальная средняя температура выросла на 1,1 градуса).

При этом Россия заявила в качестве цели достижение к 2030 году уровня в 70-75% от объема выбросов 1990 года. Выбросы парниковых газов в России уже резко снизились в результате развала СССР и сокращения промышленного производства.

Выбросы

По данным ООН, по состоянию на 2017 год в России выбросы парниковых газов без учета поглощающей способности лесов находились на уровне 68% от объемов 1990 года.

Таким образом, прописанные Россией цели фактически уже выполнены, можно даже нарастить выбросы, отмечает гендиректор Центра экологических инвестиций Михаил Юлкин. По его мнению, ратификация соглашения в таких условиях может быть нужна для того, чтобы послать миру сигнал: Россия признает климатические изменения и не остается в стороне.

"Мне кажется, к этому моменту более-менее сложилось представление, что присоединение к этому документу обойдется нам дешевле, чем отказ от присоединения. Это связано с репутационными рисками, связано с рисками дискриминации российских товаров при экспорте-импорте. Особенно в связи с тем, что сейчас идут разговоры, например, о введении углеродного налога на границе".

Углеродный протекционизм

"Углеродный налог на границе" сейчас обсуждается, например, в Евросоюзе. По сути речь идет о дополнительных пошлинах на продукцию стран, которые не регулируют углеродные выбросы.

Замглавы минэкономразвития Михаил Расстригин на одной из дискуссий на Петербургском форуме летом 2019 года назвал такую политику "углеродным протекционизмом".

"Многие страны не стесняясь заявляют о том, что климатическая повестка будет использоваться как торговый барьер и будет говориться: "если у вас вот в этой бутылке количество CO2 больше определенного значения, то она просто на наш рынок не попадет", - говорил чиновник.

Ратификация Парижского соглашения не избавит Россию от введения углеродных пошлин, но позволит смягчить удар и выторговать дополнительное время на введение внутрироссийского углеродного регулирования, говорит Юлкин.

Углеродные пошлины 2 октября обсуждались в РСПП. На заседании, где присутствовали металлурги и угольщики, было отмечено, что такие пошлины могут существовать только при условии "недискриминационного подхода к странам-сторонам Парижского соглашения". Что конкретно означает эта фраза, не совсем ясно, но очевидно, что бизнес намерен использовать ратификацию Парижского соглашения в своих интересах.

При этом РСПП активно сопротивляется введению в России углеродного налога. 3 сентября минэкономразвития представило правительству обновленную версию соответствующего законопроекта, который разрабатывается под Парижское соглашение.

По данным газеты "Ведомости", документ подвергся критике не только со стороны РСПП, но и со стороны профильных министерств - минпромторга и минэнерго.

Бизнес в очень сложной позиции, потому что углеродное регулирование означает для них дополнительные затраты, говорил глава "Роснано" Анатолий Чубайс, один из главных сторонников углеродного налога: "Когда речь доходит до страшного словосочетания "углеродный налог", тут бизнес просто готов с вилами наперевес бороться за защиту своих интересов".

Агентство Moody's ожидает, что углеродное лобби добьется для себя относительно выгодных условий, и дополнительное экологическое регулирование не повлияет на финансовое состояние компаний сектора в ближайшие два года.

В более долгосрочной перспективе российскому бизнесу придется меняться, или потери неизбежны, считают эксперты и ученые.

Поворот мировой экономики к низкоуглеродному развитию ставит под вопрос способность России увеличить экспорт ископаемого топлива, говорится в исследовании экономистов ВШЭ и Массачусетского технологического института.

Выполнение странами заявленных в Парижском соглашении целей замедлит рост российского экспорта ископаемого топлива, а дальнейшее ужесточение экологической политики сократит его, говорится в научной работе. Это приведет к замедлению среднегодовых темпов роста ВВП на 0,2 - 0,5 процентного пункта к 2030 году в зависимости от жесткости принимаемых мер. В результате благосостояние России снизится на 6 - 10% к 2040 году, подсчитали ученые.

Сокращение российского углеродного экспорта прогнозируется также в совместном исследовании Центра энергетики Московской школы управления Сколково и Института энергетики РАН.

При благоприятном для России сценарии энергетический экспорт страны к 2040 году вырастет лишь на 1% в объемном выражении и на 45% в деньгах. Если же страны всего мира по максимуму приложат усилия к переходу на возобновляемые источники энергии, то потери российского энергетического экспорта составят 15% в объемных показателях и 17% в деньгах, говорится в исследовании.

Замминистра Расстригин на форуме в Петербурге признавал риски снижения конкурентоспособности: "Пройдет 15 лет, весь мир шагнет вперед, а мы так и будем спорить: вводить нам налог или не вводить налог".

Но в целом уровень осознания рисков международного климатического регулирования в России пока достаточно низкий, констатируют экономисты ВШЭ и МТИ: "Чтобы адаптироваться к новому энергетическому ландшафту, Россия нуждается в постепенной смене модели экономического роста, диверсификации экономики и разработке комплексной стратегии развития, определяющей ее новую позицию в мировом хозяйстве".

По мнению экономистов, нынешнюю экономическую модель, основанную на экспорте ископаемого топлива, будет практически невозможно поддерживать в ближайшие десятилетия, независимо от собственной политики в области сокращения выбросов.

Теги:
Партнёры