RU / EN
Главная » Регионы » Точка зрения » Субсидиарная ответственность - новые правила игры: кто ответит по долгам предприятия?

Субсидиарная ответственность - новые правила игры: кто ответит по долгам предприятия? 27 июля 2018

Бизнес – это всегда риск, это знает каждый, кто сталкивался с предпринимательской деятельностью. Но где границы этого риска, кто и чем рискует – это один из самых актуальных вопросов для сегодняшних предпринимателей. Об этом мы побеседовали с руководителем юридической компании «Белянко и партнеры», томским делороссом Егором Белянко:

- Думаю, не каждый знает, что именно означает термин «субсидиарная ответственность», но сегодня, пожалуй, нет такого предпринимателя, который бы не слышал о том, что появились новые правила, новый Закон, по которому собственник и руководитель могут ответить по долгам компании не только активами своего бизнеса, но и своим личным имуществом.

Говоря простым языком, это и называется субсидиарной ответственностью, то есть, ответственность дополнительно возлагаемая на физическое лицо по обязательствам компании.

Это понятие стали активно обсуждать осенью 2017 г., когда вступили в силу изменения в Закон о банкротстве, касающиеся субсидиарной ответственности.

Освещены эти события были таким образом, что в обществе сформировалось на сегодняшний день устойчивое, но некорректное мнение, что вышел какой-то новый закон, по которому все долги компании взыщут с директора и учредителей.

На самом деле, субсидиарная ответственность – понятие далеко не новое, в законе оно закреплено уже очень много лет. Действительно, в конце 2017 г. были внесены значительные изменения в части субсидиарной ответственности, но на мой взгляд, принципиально ничего не изменилось, законодатель лишь внес в текст закона те положения, которые уже были сформированы на практике и объединил многочисленные разъяснения в одну главу Закона о банкротстве.

Из изменений, повышающих риски предпринимателей можно выделить, увеличение круга лиц, которые могут быть привлечены к ответственности. В законе появилось такое новое понятие, как «контролирующее должника лицо». Таким лицом считается не только непосредственно директор компании, но и любое лицо, которое дает обязательные для общества указания. Например, учредители или фактический бенифициар компании.

Это связано с тем, что сегодня очень широкая практика, когда директором выступает наемный менеджер, который фактически не принимает решения, а только выполняет указания собственников фирмы. При этом, такие собственники далеко не всегда являются официальными учредителями компании, согласно сведениям государственного реестра юр.лиц. Часто существуют формальные учредители, но на практике обществом руководит иное лицо, являющееся его реальным владельцем.

Теперь, кредиторы получили право доказывать, что фактически обществом управляет иное лицо, не закрепленное в учредительных документах и именно его привлекать к ответственности.

Но при этом, в законе появилось и положительное для бизнеса понятие «объективное банкротство». Теперь на законодательном уровне закреплено право предпринимателей доказывать, что банкротство предприятия и невозможность исполнить свои обязательства вызвана объективными причинами. А на суды возложена обязанность анализировать не только формальную сторону: есть долги – виноват руководитель, а давать оценку экономической составляющей, повлекшей такие долги и невозможность их погашения, оценивать действия менеджмента предприятия, принимаемые ими бизнес решения на предмет их добросовестности, определять где грань между недобросовестностью и разумным предпринимательским риском.

Считаю, что введение понятия «объективное банкротство» - это большой шаг вперед в законодательстве. Особенно оно значимо в условиях кризиса и меняющейся экономики, когда большая часть компаний попала в ситуацию невозможности погасить долги перед контрагентами, уплатить налоги в силу объективных причин таких как: резкий рост себестоимости, повышение кредитных ставок, неисполнение обязательств Заказчиками.

При таких обстоятельствах, в действиях менеджмента компании нет вины, а значит, нет оснований для привлечения таких лиц к ответственности в виде возложения на них долгов предприятия.

Таким образом, нововведения не означают, что все долги компании, безусловно, будут возложены на ее руководителей.

Безусловно, так как понятие объективного банкротство только появилось, то пока есть много вопросов о том, как применять его на практике. Как суд должен понять, какие действия руководителя были неправильными? Какие критерии качества существуют в управлении своим делом? Где стандарт, как правильно вести бизнес? Однозначного ответа на эти вопросы у нас пока нет. Но есть, мысли, идеи и желания его найти, сформировать позитивную судебную практику по защите бизнеса.

Кстати, уже появились первые судебные акты, где суд полностью освободил менеджмент компании от субсидиарной ответственности в размере более 10 миллиардов рублей, руководствуясь критерием «объективности» банкротства.

Это говорит о том, что все не так плохо, как кажется на первый взгляд, и как об этом пишут в интернете.

И наша задача совместно с бизнесом, с предпринимателями, эту положительную практику закрепить, установить конструктивный диалог с государственными органами, с кредиторами и сформировать четкую границу, отделяющую предпринимателей от ответственности по долгам компаний.

Партнёры