RU / EN
Главная » О нас » Пресс-центр » Титов: Инициатива создает огромные риски для участников ВЭД

Титов: Инициатива создает огромные риски для участников ВЭД 16 мая 2018

Принятые во вторник в первом чтении поправки в Уголовный кодекс накануне их рассмотрения Госдумой вызвали резкую критику со стороны Бориса Титова. Бизнес-омбудсмен считает опасным и чреватым непредусмотренными последствиями введение уголовной ответственности за такие действия бизнеса, которые можно расценить как "совершение действий (бездействие) в целях исполнение решения иностранного государства... о введении мер ограничительного характера". Они создают риски для предпринимателей, так или иначе задействованных во внешнеэкономической деятельности (ВЭД), заявил он.

Санкционная дилемма

Как заявил уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов, поправки в Уголовный кодекс (УК), предусматривающие лишение свободы на срок до четырех лет за содействие антироссийским санкциям, являются "опаснейшими" и создают "огромные риски" для предпринимателей. Он подчеркнул, что в принципе не согласен с формулировкой статьи, сообщает ТАСС.

"Дополнение УК новой статьей 284.2 предполагает ответственность за содействие исполнению иностранных санкций вплоть до лишения свободы на срок до четырех лет. Уверен, эта опаснейшая инициатива наших законодателей создает огромные риски для всех предпринимателей, так или иначе задействованных во внешнеэкономической деятельности", - цитирует ТАСС заявление Бориса Титова со ссылкой на пресс-службу бизнес-омбдусмена. "Причем угрозы здесь могут быть адресованы самому широкому кругу предпринимателей - от малого бизнеса до гигантов связи, крупнейших отечественных корпораций, банков и нефтяных компаний", - заявляет он.

"Но главное в другом. Я практически уверен, что недобросовестные правоохранители и конкуренты получат еще один козырь в давлении на честных предпринимателей. Причем угрозы здесь могут быть адресованы самому широкому кругу предпринимателей - от малого бизнеса до гигантов связи, крупнейших отечественных корпораций, банков и нефтяных компаний", - подчеркивает Титов.

Законопроект, принятый в первом чтении во вторник, предусматривает наказание за предоставление представителям иностранных государств "рекомендаций" или "сведений", которые привели или "могли привести" к введению антироссийских санкций. За это грозит штраф в размере до 500 тыс. руб., арест на срок до шести месяцев или даже лишение свободы на срок до трех лет.

Для бизнеса актуальнее предусмотренное законопроектом введение ответственности за соблюдение условий ограничений, наложенных на включенных в санкционные списки лиц, на территории России. За отказ в совершении той или иной сделки под предлогом исполнения наложенных на контрагента санкций может последовать лишение свободы на срок до четырех лет.

"Нельзя полностью согласиться с мнением Титова", - говорит партнер юридической компании "Рустам Курмаев и партнеры" Дмитрий Горбунов. Предпринимательская деятельность на территории РФ регулируется, прежде всего, нормами национального законодательства, а не санкционными положениями иностранных государств. Таким образом, если вы ведете бизнес в РФ, то вы должны подчиняться законам РФ, а не менять свои позиции только исходя из сиюминутной выгоды и наступивших рисков. Бизнес построен на разумном предпринимательском риске, что обуславливает возможность наступления и последствий в виде санкций.

Санкции запада - это не повод выходить из договоров, ранее заключенных, и не исполнять свои обязательства только потому, что кто-то посчитал, что Россию надо наказать, считает юрист. Выбор каждого бизнесмена свободен априори, но только при этом, желая зарабатывать в нашей стране, надо учитывать национальные интересы нашей страны. Иное означает, что кто-то может, потворствуя санкциям, безнаказанно причинять убытки другой стороне сделка, а кто-то вынужден полностью соблюдать закон и исполнять обязательства в полном объеме. Например, некоторые известные иностранные юридические фирмы в целях "сохранения лица" для головного офиса уже не оказывают услуги компаниям из санкционного списка или приостановили работы по ранее заключенным контрактам, а это ведь естественным образом влечет наступление убытков у их контрагентов.

Главная опасность, полагает Дмитрий Горбунов, - это произвольное "патриотическое" применение предлагаемых поправок в законодательство. В нашей стране закон сначала принимается как норма, а только спустя значительное время приходит понимание, как ей пользоваться. За прошедший отрезок времени отдельные категории правоохранителей успевают "наломать дров", уничтожить бизнес, покалечить судьбы людей. Вносимые поправки не должны восприниматься как дополнительный инструмент давления и разборок.

Юрист уверен, что жесткие меры применимы только в случаях, если имеет место наступление негативных тяжких и особо тяжких последствий, либо при систематичности аналогичных действий. Во всех остальных случаях оптимально применять административные наказания в виде штрафов.

Необходимо понимать, добавляет Дмитрий Горбунов, что экономика страны неразрывно связана с внешними партнерами. Без этого никак нельзя. Даже пример КНДР показывает, что невозможно полностью положиться на собственные силы (политика Чуч Хе). Однако, стране необходимо и свои интересы защищать. РФ открытый рынок, который предлагает на общих условиях и в равной конкурентной среде работать предприятиям всех форм собственности. Если кто-то хочет работать в ином порядке, то это ставит иных участников рынка в неравные условия.

ГК РФ содержит, помимо положений о свободе договоров, еще и положения о недопустимости злоупотребления правом, недопустимости одностороннего отказа от исполнения принятых на себя обязательствах, об обязательствах по публичной оферте и т. д. Невозможно соблюдать закон только той части, которая соответствуют личным выгодам, уверен Дмитрий Горбунов. Нужен баланс прав и обязанностей. Естественно, заставить заключить сделку нельзя, но и отказаться от публичного предложения, сделанного тобой, тоже.

Скорее всего, полагает юрист, госорганы пойдут по пути гибридного порядка привлечения к ответственности. Например, сначала будут применять нормы административного производства (предписания, представления об устранении правонарушения, предупреждения о недопустимости каких-либо действий, привлекать к административной ответственности и т.д.). В отсутствие должной реакции на требования контролирующих органов будет в дальнейшем оценено в качестве умысла на совершение состава преступления.

Век воли не видать

И все же, такой закон оозначает очередное вмешательство политики в бизнес, уверен управляющий партнер экспертной группы Veta Илья Жарский. Он сравнивает предусмотренную законопроектом статья в Уголовном кодексе с теми, которые уже там имеются: 284.1. (о деятельности нежелательных иностранных неправительственных организаций), а также с главой 30-й, посвященной преступлениям против государственной власти. То есть, говорит эксперт, в общем-то, защита бизнесом собственных интересов и риск-менеджмент могут стать, впервые с момента начала перестройки еще в СССР, максимально приближенным к госизмене.

Правильно ли это? Вопрос на самом деле сложный, указывает аналитик. Принятый в прошлом году в США закон "О противодействии противникам Америки посредством санкций" (CAATSA) стал началом принципиально новой эпохи санкционного противостояния. В отличие от санкций, вводимых исполнительными указами президента США или секторальных санкций, лица, включенные в санкционный лист SDN в соответствии с CAATSA получают "токсичный" статус.

На деле это означает, что осуществление с данными лицами значимых трансакций и инвестиций, осуществление с их участием или в их интересах сделок, а также предоставление им услуг любого рода может повлечь включение в этот же санкционный лист компаний, нарушивших режим ограничений, вне зависимости от того, являются ли они американскими или зарегистрированы и ведут свою деятельность в других странах. Это беспрецедентные ограничения, которые не на шутку испугали как зарубежных, так и российских контрагентов, партнеров и поставщиков тех физических и юридических лиц, кто фигурирует в SDN. И бизнес защищает собственные интересы, устраняя риски попадания в тот же список, в котором уже находится контрагент. С ситуацией еще могут смириться российские компании, объяснить же иностранным компаниям, которые работают в России, что у них больше нет выбора, с кем работать, будет сложно, что приведет к тому, что они попросту покинут российский рынок.

Самое опасное, что таит в себе законопроект, уверен Илья Жарский, это, конечно, злоупотребление нормой, которое можно представить себе в форме давления на партнеров с целью заключения заведомо невыгодных контрактов под страхом привлечения к уголовной ответственности по новой 284.2 статье УК. Также, заключает аналитик, надо понимать, что сейчас в России, как и во всем цивилизованном мире, действуют закрепленные законом нормы (в РФ это статья 421 ГК), гарантирующие свободу заключения договора. В соответствии с Гражданским кодексом, понуждение к заключению договора недопустимо.

Можно еще подчеркнуть такой нюанс. В законопроекте сказано буквально так: "в целях исполнения решения иностранного государства". Если целью было защитить свой собственные бизнес от угрозы санкций, то, строго говоря, это другой случай. Впрочем, как отметили выше эксперты, это вопрос трактовки и правоприменения, к тому же и документ может уточняться.

Также можно сказать, что санкции оказались инструментом, порождающим непрямые последствия. В ответ на них российские субъекты законодательной инициативы начинают предлагать меры, эффект которых для российских же физических и юридических лиц неоднозначен. Это само по себе неприятно, так как непонятно, то ли мы действительно противостоим санкциям с помощью контрмер, то ли сами себя наказываем в дополнении к тем воздействиям, которые предприняли наши недруги. Лучший ли это ответ на тот элемент зависимости от действий запада, которую выявляют санкции, или это просто другая форма зависимости? Зачем оставлять и без того не слишком хорошо себя чувствующий бизнес один на один с геополитическим противником?

Если избавляться от элементов зависимости, а в целом это важная линия, то, скорее, надо начинать не с УК, а с мер широкой защиты тех компаний, которые могут угодить под санкции за сделки с юрлицами из пресловутого SDN. А там было бы недалеко и до поощрения развития бизнеса в целом.

Королева Анна, Эксперт

Партнёры