RU / EN
Главная » Генеральный совет » Точки зрения » «В России никто даже не пытается считать деньги»

«В России никто даже не пытается считать деньги» 28 ноября 2019

Член генерального совета, председатель комитета «Деловой России» по развитию индустрии кино и телевидения Глеб Фетисов рассказал Forbes о комедии как коммерческом продукте и проблемах российской киноиндустрии

Бывший совладелец телекоммуникационного холдинга Altimo, миллиардер Глеб Фетисов продюсирует российское и зарубежное кино с середины 2010-х годов, ему принадлежит компания Fetisoff Illusion. В числе проектов Фетисова есть и успешные комедии, такие как «Повар на колесах» и «Девушки бывают разные», и авторское кино — «Нелюбовь» Андрея Звягинцева и «Собибор» Константина Хабенского.

Вы давно в бизнесе, вы доктор экономических наук и член-корреспондент РАН — кажется, многие годы у вас были совсем другие интересы. Зачем состоявшемуся предпринимателю, инвестору, ученому идти в большое кино, становиться продюсером?

Кино — это любовь с детства. Как только я себя осознал как личность, около четырех лет, я влюбился в кино. Позже на смену детским фильмам пришли вестерны для юношей-подростков, приключенческие и исторические кинороманы, романтические истории. И, разумеется, захватывающие боевики с Джеки Чаном, Арнольдом Шварценеггером, Сильвестром Сталлоне. Куда же без них?

Но, как любой нормальный человек, я больше всего любил комедии. Правда, тогда я не мог даже предположить, что комедия — самый сложный жанр в кинематографе (что, кстати, признают все профессионалы мирового уровня). Многие зрители не осознают этого, считая, что комедия — это же так легко! В реальности значительно проще заставить аудиторию заплакать. Легче вызвать слезы — слезы горести или умиления, чем подлинный смех. Я был воспитан на советских и зарубежных комедиях — с Пьером Ришаром, Джимми Керри. Вдохновляясь ими, с детства вынашивал мечту снимать комедийное кино. Поэтому моими первыми фильмами стали две комедии. Российская «В спорте только девушки» была выпущена в прокат в феврале 2014-го. Вторая картина вышла в мае того же года — это Chef (в русском прокате «Повар на колесах») режиссера Джона Фавро с Робертом Дауни-младшим, Дастином Хоффманом, Скарлетт Йоханссон и Софией Вергарой.

Подобные легкие добрые фильмы нужны в России. Все иностранцы говорят про нас, что мы неулыбчивые, вечно хмурые. В то же самое время наш самый любимый жанр — анекдот. Вот такой парадокс. «На лицо ужасные, добрые внутри…» Помните эту песенку из фильма «Бриллиантовая рука»? Это про нас, про страну… В этом, кстати, секрет бешеной популярности комедий Леонида Гайдая — «Бриллиантовой руки», «Кавказской пленницы», «Приключений Шурика».

Именно таких — легких, феерических и в то же время умных, душевных фильмов сейчас не хватает нашему зрителю. Дефицит надо восполнять. Это закон рынка, в том числе и кинорынка. Печальный опыт 90-х годов прошлого века и нулевых показал, что россияне не хотят переживать на экране то, что их и так преследует по жизни. Беспросветная чернуха, на которую в тот момент подсели российские режиссеры, не интересовала никого, кроме иностранцев. Наш зритель не изменил своим принципам: он по-прежнему хочет от кинопоказа таких переживаний, эмоций, ощущений, которых ему не хватает в реальности. Запросы не меняются.

В этом плане я также мало чем отличаюсь от среднестатистического зрителя. У меня продюсирование серьезных эпических кинодрам совпало далеко не с самым простым периодом в жизни. Кризис за кризисом: и в экономике очередной спад, отразившийся на бизнесе, и здоровье нужно было поправить. Поэтому выбор был отчасти обусловлен личными переживаниями и мироощущением в тот момент. Но я надеюсь, что тучи разойдутся — провозвестником стала первая большая комедия «Девушки бывают разные», вышедшая в октябре в широкий прокат (одновременно на 1100 экранах). Сейчас у нас планируется вторая искрометная история, которой мы порадуем зрителей. Но подробнее о ней не хочу говорить: хочешь насмешить Бога, расскажи всем о своих планах.

Продюсирование кино: в какой мере это для вас бизнес, а в какой — поддержка культурных проектов, меценатство?

Поддержка многих российских культурных инициатив, инвестирование в них остается на уровне меценатства. Но кино я занимаюсь именно как бизнесом. Тем более комедийный продукт может быть исключительно коммерческим, иначе нет никакого смысла им заниматься. Мы не только отбили затраты на фильм «В спорте только девушки», но еще и вышли в плюс. В другой проект, который мы продюсировали вместе с Сергеем Беспаловым в 2013-м, «Повар на колесах», мы вложили $16 млн. В Америке он собрал $31 млн, а мировые сборы составили $46 млн.

Что в России препятствует развитию киноиндустрии?

В первую очередь емкость рынка — в России очень мало экранов, число работающих коммерческих кинозалов в стране немногим превысило 4000. США предлагают своим зрителям более 30 000 залов, даже в Советском Союзе насчитывалось порядка 28 000–29 000 экранов.

Если хотя бы удвоить количество российских кинозалов, появятся шансы, что и авторский кинематограф станет коммерческим. Плюс, конечно, повышение уровня жизни населения. С моей точки зрения, только коммерция позволит всей отрасли в целом развиваться быстрее. В противном случае индустрия кино всегда будет попадать в зависимость от экономического цикла, от того, получают ли прибыль наши меценаты или терпят убытки. В тяжелые времена ни у кого не возникает желания финансировать заведомо убыточные проекты.

Какие вызовы бросают Россия и США вам как продюсеру, в чем проявляется разница менталитетов, подходов к созданию фильма?

В России большой потенциал — прекрасные актеры, замечательные режиссеры. Но с продюсерами дела обстоят очень плохо: в отличие от Голливуда здесь они совсем не разбираются в финансах и не рассматривают процесс создания фильма как бизнес-проект, а сразу ищут для него спонсоров. Никто даже не пытается считать деньги.

Если же мы заходим в американский проект, то при правильном продюсировании рискуем потерять максимум 30% от бюджета — при полном провале фильма. А при успехе в среднем закладывается примерно 30% рентабельности бизнес-плана. То есть на каждый вложенный доллар инвестор может получить от 30 центов и выше. Легко просчитываются как потери, так и прибыль. Причем в случае успеха ROI (рентабельность вложений) может быть и 50%, и 100% и 150%, как, например, в случае с «Титаником» или «Аватаром».

В России я не встречал еще ни одной компании, где был бы грамотно проведен маркетинг. Да, безусловно, можно встретить профессиональный подход к выбору режиссеров, актерскому составу, но расчетов и бизнес-моделей, сопровождающих проекты, в отечественном кино я, к сожалению, не вижу.

Такое отношение становится главным сдерживающим фактором для инвесторов — с ними бесполезно разговаривать на языке творческой идеи, на языке сюжета, актерского состава и мастерства. Их веру необходимо подкреплять цифрами. Я сам никогда не ищу меценатов. Для всех коммерческих проектов я нахожу партнеров, с которыми можно зарабатывать деньги.

Но вы сами работали не только с коммерческими продуктами, но и с арт-кино, создание которого обычно не нацелено на прибыль.

Если речь идет о создании конкурсных проектов, я честно проговариваю размеры потенциального убытка, отдавая себе отчет в его неизбежности. Финансовые возможности позволяют мне относиться к авторскому кино как к двигателю мирового кинематографа. Есть возможность поддерживать идеи, которые я хотел бы донести до российского и зарубежного зрителя.

Говорить о том, что я руководствуюсь в авторском кино коммерческими целями, пока нельзя. Но чего я никогда не делаю, так это не выхожу из бюджета.

«Нелюбовь», «Дуэлянт», «Собибор», «Тайна печати дракона» — фильмы, созданные для абсолютно разной аудитории, с разным смысловым наполнением. Чем вы руководствуетесь при выборе проектов?

Я горжусь всеми своими проектами, в которых участвовал. Конечно, у меня остаются к ним внутренние вопросы и претензии, хотел бы что-то улучшить как в прошлых, так и в будущих проектах. Если мне нравится сюжет и замысел, если мой внутренний голос предсказывает отклик у зрителя, я вступаю в проект. У меня в этом смысле есть чуйка. Но, как любой бизнесмен, уверен, что у компании должна быть специализация. Fеtisoff Illusion специализируется на комедиях — и в них важен сюжет, а еще отсутствие пошлости.

Но и «Нелюбовь», и «Дуэлянт» — фильмы драматические, если не сказать трагические.

В «Нелюбви» меня поразил сценарий и раскрытая в нем глубокая проблема современного общества — отсутствие любви между людьми. После этой премьеры мне звонили и рассказывали, как стояли, подолгу обняв дерево, осознавали и переосмысливали всю свою жизнь. Понимали, как неправильно относились к своим близким и насколько важно в себе растить, воспитывать чувство любви.

Выбор «Дуэлянта» связан с особенностями моей биографии. Я уверен, что каждый человек имеет право и должен отстаивать свою честь. «Дуэлянт» полностью об этом. Честь — то важное, что есть в человеке, если он рассчитывает быть принятым в обществе как личность. К сожалению, средства массовой информации, не только российские, но и зарубежные, стремятся принизить человеческое достоинство. Этим фильмом я внес свою лепту — показал, что за честь надо бороться.

«Тайна печати дракона» — совсем другая история. Это сказка, первый крупномасштабный международный проект с привлечением голливудских звезд, копродукция, важная для продвижения отечественного кинематографа.

А почему поддержали «Собибор»? Почему вам понравилась эта идея?

Это одна из тех редких историй, которые никого не оставляют равнодушными, где бы человек ни жил — в России, Америке, Евросоюзе, Израиле... Когда реальность превосходит любые, даже самые смелые фантазии. Ведь неслучайно первыми эту историю сняли британцы, в 1987 году вышел их «Побег из Собибора», совместный проект с югославами. Правда, это был телефильм.

А мы сразу замахнулись на полный метр, прекрасно понимая, что масштаб этой истории не ограничивается экраном телевизора. И что люди пойдут на нее в кинотеатр за теми эмоциями, которые хочется пережить не дома поодиночке, а вместе со зрительным залом, сообща. Пойдут ради чувства локтя и взаимной поддержки, чего всем нам также катастрофически не хватает.

Производство кино — это еще и возможность транслировать на большую аудиторию смыслы.

Да, я ощущаю эту отдачу, это создает дополнительные импульсы и важный стимул в моей жизни.

Насколько вы как продюсер контролируете процессы кинопроизводства?

Мы приняли решение вступать исключительно в те проекты, где мы полностью имеем контроль, не рассматриваем предложения, где мы просто партнеры или соинвесторы.

Появление новых видеоформатов, сервисов потокового видео HBO, Netflix, конкурирующих с Голливудом, заставляет меняться всю киноиндустрию. Как вы реагируете на эти изменения?

Жизнь не стоит на месте, и чем больше будет привлекаться средств и создаваться сервисов для продвижения кино- и телепродукции, тем больше будет производиться качественного кино. Главное, чтобы это кино находило своих зрителей, и, если к этому будут привлечены такие мощные институты, как Netflix, Facebook или Amazon, Google, это здорово.

Сейчас и в России множество новых инициатив — появились онлайн-кинотеатры. МТС создаст структуру, которая займется производством и дистрибуцией видео­контента. Она получит название «МТС Медиа», у «Кинопоиска» свой онлайн-кинотеатр, есть еще Ivi, Okko. Да, у нас мало кинозалов, но как их число может стать больше, если онлайн теснит офлайн и много продуктов создается только для онлайн­-кинотеатров? Вам не кажется, что офлайн­-­кинотеатры — это отмирающая ветвь эволюции кино?

Смерть кинотеатров и большого кино сильно преувеличена. Вспомните фильм «Москва слезам не верит», где один из персонажей, телеоператор, полагает, что телевидение поставит крест на индустрии кино. С того момента прошло несколько десятилетий, и ничего, все прекрасно уживаются друг с другом, и кино, и телевидение.

Людей в офлайн-кинотеатры влечет возможность пережить сильные и яркие эмоции здесь и сейчас, и всего за 1,5–2 часа. Меняются форматы — 2D, 3D, IMEX, а по сути все остается неизменным: ощущение, что это все происходит с тобой, а не только на большом экране. Испытал, пережил и вышел с ощущением полного удовлетворения, если фильм сделан грамотно.

Ни телевизор, ни тем более смартфон таких ощущений не может передать.

И потом... должны распускаться все цветы, и большие киноистории, и телероманы. Один из наших проектов — телевизионный сериал по роману «Тиргартен» Георгия Зотова. Если сериал удастся, мы подготовим еще полнометражный фильм. Многие выдающиеся киноработы, будь то телевидение или кино, базируются на прекрасном изначальном литературном материале. Продюсеру очень важно читать. В 2017 году я стал попечителем литературной премии «Русский Букер», мы хотели бы привлекать лучших отечественных беллетристов для работы над киносценариями.

С какими режиссерами вы хотели бы поработать?

У меня нет проблем с сотрудничеством ни с одним режиссером как в России, так и в мире. Только если с первой десяткой — и то, пожалуй, главной проблемой будет совмещение наших графиков. У нас в России неправильное представление о режиссере, у нас все кино режиссерское. Не отрицаю, что режиссер вносит огромный вклад в создание продукта. Но мало кто понимает, что «Оскар» за лучший фильм вручают не режиссеру, а продюсеру. Потому что продюсер находит режиссера, договаривается с ним, принимает деятельное участие в разработке сценария, кастинге, производит расчет, подтягивает финансирование.

Штаты располагают ресурсами, которые позволяют кинопроектам быть рентабельными, привлекать выдающихся режиссеров. Талантливых людей творческой профессии можно пересчитать по пальцам, но если нет бюджета, вряд ли можно рассчитывать лишь на то, что они вдруг загорятся предложенным сценарием или идеей.

Ведь в бизнесе главное мерило успеха — это деньги. Каким бы прекрасным ни был ваш сценарий сам по себе, голливудская звезда или великий режиссер могут просто не найти времени его прочитать. Но если вы как продюсер привлекаете необходимые финансовые ресурсы, собираете бюджет, все остальное становится вопросом и творчества, и вдохновения, и чуть-чуть удачи.

Источник: Forbes

Предприниматели могут пожаловаться на давление правоохранителей через новую онлайн-платформу
Эксперты рассказали, как «добросовестный бизнес ходит под статьей», и предположили, сервис «ЗаБизнес.рф» позволит предпринимателям обратиться с жалобой и даст им возможность быть услышанными
К утилизации подойдут с огоньком
Сжигание отходов с попутной выработкой электроэнергии хотят признать переработкой
Титов предложил доработать неприкосновенность деклараций амнистии капитала
Правительство готово запустить реформу контроля и надзора за бизнесом
Необходимые для этого законопроекты согласованы, но сфера их применения сузилась
Верховный суд разъяснил, как считать сроки давности по налоговым преступлениям
Но бизнес все равно недоволен его постановлением
От точечной к комплексной: как менялась господдержка предпринимательства
Развитие малого и среднего бизнеса связывают с расширением возможностей для высокотехнологичных компаний, сельхозпроектов, а также с ростом предпринимательской инициативы в моногородах и на Дальнем Востоке.
Лизинг становится частью экосистем крупных банков
Зачем кредитным организациям лизинг и что они могут предложить рынку
Партнёры