RU / EN
Главная » Регионы » Виктор Зубарев: Красноярский край никогда не был провинцией

Виктор Зубарев: Красноярский край никогда не был провинцией 12 апреля 2018

Советник президента «Деловой России», депутат Госдумы Виктор Зубарев считает, что регион вошел в фазу новой созидательности

Во-многом, это связано с установившимся в крае политическим «штилем». Конфликты, недопонимание, разное целеполагание исполнительной и законодательной ветвей власти, межэлитные противоречия — многое из перечисленного сегодня потеряло остроту, уступая место созидательному стилю управления.

— В крае изменился управленческий стиль, и мы все это почувствовали. Я много общаюсь с людьми. Безусловно, сначала проговариваются проблемы, какие-то насущные вопросы. Однако ощущения «безнадеги» у людей нет. Есть сложности, но в целом мы находимся в благоприятном для региона временном отрезке.

Как это отражается в конкретных цифрах?

— Валовый региональный продукт (ВРП) составляет почти 2 трлн рублей. По этому показателю мы занимаем первое место в СФО и восьмое в России. Ежегодно на КЭФ подписываются десятки инвестиционных проектов. В 2016 году общая стоимость инвестпроектов составила 419 млрд рублей, в 2017-м — 425 млрд рублей. В целом привлеченные инвестиции в экономику края занимают свыше четверти от всех инвествливаний по СФО. Промышленный рост региона в прошлом году достиг 7%. Мы вошли в число лидеров по стране: аналогичный общероссийский показатель— 1%. И это не только добыча угля и нефти, но и нефтехимия, металлургия, машиностроение, обрабатывающая промышленность — почти 8% роста. Несмотря на неблагоприятные погодные условия, лидерские позиции у сельского хозяйства. В результате растут налоговые сборы. Доход региона — 472 млрд. рублей. Это 3% от общего дохода  страны.

В то же время у нас исторический максимум по госдолгу — почти 100 млрд. рублей. 

У нас большой долг, потому что мы в силах его отдать. Потенциал позволяет. Здесь как в семье. Можно 10 лет копить на хорошую машину, а можно купить ее уже сегодня, в кредит, и пользоваться, постепенно выплачивая сумму долга. Безусловно, должно быть чувство меры. Плохо, если долг «съедает» доходы. Именно поэтому правительство региона сокращает число невыгодных кредитов, замещая их на государственные. Моя же неизменная позиция: не надо бояться больших расходов, нужно бояться маленьких доходов.

Быть в тренде

Сегодня часто говорят о конкуренции регионов и городов в борьбе за ресурсы федерального бюджета. Программы софинансирования — отраслевые, межотраслевые, министерские, комплексные, национальные…Как говорится, деньги есть. Главное, уметь встроиться в логику общероссийских трендов развития.

Насколько активно край участвует федеральных программах?

— Универсиада, 400-летие Енисейска — эти программы у всех на слуху. В целом же край принимает участие в более 100 федеральных программах и подпрограммах. Региональное правительство, министерства и ведомства научились хорошо работать с центром и умеют найти точки взаимодействия в программных продуктах. 

Какое место занимает регион в стратегиях развития страны? На нас перестали смотреть как на сырьевую провинцию?

— Красноярский край никогда не был провинцией. Мы сами так себя иногда называем. Но здесь больше иронии, чем правды. Красноярцы всегда чувствовали себя достойно. И соответственно к нам также и относятся. Не зря же периодически поднимаются вопросы о переносе столицы России в Красноярск. Не в Новосибирск, не в Иркутск…

— Новосибирск — транспортно-логистический центр Сибири. Иркутск уже называют сибирской столицей майнинга.

— Возможно первенство в цифровой экономике, в блокчейн-проектах скоро перейдет к Красноярскому краю. У нас огромный потенциал для развития проектов в этих областях. Целый ряд преимуществ. Во-первых, избыточная энергосистема, во-вторых, северные, арктические территории для размещения криптоферм и других цифровых производств, в-третьих, Сибирский федеральный университет, поставляющих молодых ученых. Сейчас вопрос о развитии цифровой экономики решается на законодательном уровне. Тема прозвучала в Послании президента, состоялись парламентские слушания и готовится законопроект, регулирующий цифровую экономику. В этой связи встает вопрос о площадках для цифровых проектов, и Красноярский край здесь входит в число самых востребованных. Речь идет о ЦОДах, Dataцентрах, майнинговых фермах, в том числе по производству крипторубля. Для всех этих проектов нужны электроэнергия, возможность охлаждения, а также производственные площадки. Криптоферма в Красноярском крае, например в Красноярске или Дивногорске,  будет интересна еще и тем, что планируется создать замкнутый цикл: тепло от выработки процессоров будет отправляться в теплосистему городов. В результате удастся удешевить дорогостоящее традиционное отопление. Сейчас уже заказывается оборудование для фермы — все оно производится на площадке бывшего завода ЗИЛ.  

Ориентация-Север

Несмотря на цифровые перспективы, регион в экономической картине страны представлен реальным сектором. Кладовые полезных ископаемых и природных ресурсов не только не исчерпаны, но еще и не до конца разведаны.

Какие проекты станут драйверами в традиционных для региона отраслях?

— Продолжается развитие нефтегазовых месторождений. К 2019 году Юрубчено-Тахомское и Куюмбинское  месторождения на юге Эвенкии будут давать дополнительно до 7 млн тонн нефти.
Особая тема как в экономике края, так и страны, — освоение Арктики. Именно здесь все перспективы по добыче углеводородов. Утверждена стратегия развития Арктической зоны, идет подготовка закона об опорных территориях в Арктике. А значит трасса Северного морского пути – с портами Хатанга, Диксон, Дудинка получит новое развитие. Туруханский район и Таймыр становятся опорными территориями в рамках национального проекта освоения Арктики. Таким образом, открываются новые перспективы, как по добыче полезных ископаемых, так и по их перевозке грузов коротким путем.

Откопать метро

Развитие промышленного потенциала неминуемо связано с экологическими рисками. Красноярск уже устойчиво входит в «топ» самых грязных городов России. Виктор Зубарев считает, что не стоит ждать газификации и нужно пока действовать там, где можно добиться быстрых экологических эффектов.

— Несмотря на всю сложность и затратность, проект газификации будет реализован далеко не в самом отдаленном будущем — речь идет о 5-7 годах. А пока надо делать то, что возможно реализовать уже сейчас. На ТЭЦ-1 идет замена трубы на более высокую — 270 метров. А значит почти треть вредных выбросов уйдут за пределы города.

Нужно внедрять электротранспорт, обновлять транспортные парки, приобретая более экологичный подвижной состав. Разводить транспортные потоки.  Именно по этому пути пошли в Москве, где еще 10 лет назад было тяжело дышать. Сейчас ситуация улучшилась. 

Наконец, сдвинулась с мертвой точке тема строительства метро. Казалось, что красноярское метро надолго «закопано» в землю, потому что те параметры софинансирования, которые нам предлагались (80 на 20 не в нашу сторону) были неподъемны для края. Губернатор рискнул поднять этот вопрос во время визита Владимира Путина и получил «добро» на проработку вопроса.  Теперь, когда дана команда президента, мы можем добиться той же пропорции софинансирования, только уже в пользу региона.

— Продолжая тему экологии. Будет ли развиваться в крае «зеленая» энергетика?

— Во-первых, у нас развивается гидрогенерация. ГЭС не выдает в атмосферу вредных выбросов. В прошлом году с открытием мостового перехода по гребню плотины завершилось строительство БоГЭС. Мы уже получаем заметные доходы в бюджет от этого проекта. Более того, есть огромный задел на будущее: получили импульс развития целые территории и отрасли. Что касается солнечных станций и ветрогенерации, то они у нас есть в небольшом количестве, но говорить о курсе на тотальную замену углеводородной генерации несколько утопически. Например, разместить «ветряки» по кромке океана на Таймыре — правильное решение. В центральной части региона это совершенно не выгодно и не экологично. Где взять такие земли? К тому же изменятся миграционные пути зверей и птиц. Ветростанции производят сильный шум. Для солнечных станций нужен кремний. Это не совсем экологичное производство. Аккумуляторы закапываются в землю…Везде есть свои риски, даже в зеленой энергетике.

Енисейская сборная

Одной из ключевых тем обсуждения на КЭФ станет проект «Енисейская Сибирь». Регион вновь становится катализатором идей экономического объединения территорий. В свое время референдум по слиянию трех субъектов в Красноярском крае стал импульсом развития десятка крупномасштабных инвестпроектов на территории региона. Что ждать от новой объединительной инициативы?

— Почему край вновь обращаемся к теме консолидации территорий?

— Есть время разбрасывать камни, а есть время их собирать. Эта библейская мудрость накладывается, в том числе и на экономические процессы, на логику развития регионов. И Красноярскому краю, и Хакасии, и Туве, важен выход на масштабные рынки сбыта, которыми являются Китай, Индия, в переспективе – Монголия, Мьянма. Для этого нужно строительство железнодорожной ветки, автодорог, мостов по всей артерии Енисея. Логика экономической парадигмы «север-юг» еще с советских времен была «зашита» в том же северном завозе. «Енисейская Сибирь» как бы суммирует разные проекты, разные направления экономического развития нескольких территорий, аккумулируя не только экономический, но и социальный потенциалы.

Юлия Чанчикова, Деловой квартал

Партнёры