RU / EN
Главная » О нас » Пресс-центр » Новости » Выступление Петра Авена открыло цикл публичных лекций базовой кафедры «Деловой России»

Выступление Петра Авена открыло цикл публичных лекций базовой кафедры «Деловой России» 05 октября 2018

4 октября на кафедре предпринимательства и корпоративного управления МГИМО – базовой кафедре «Деловой России» (завкафедрой – сопредседатель организации Борис Титов) – стартовал цикл публичных лекций. Экспертную поддержку проекту оказывает Институт экономики роста имени Столыпина. Первым лектором стал председатель совета директоров Альфа-банка Пётр Авен. Тема выступления – «Первые шаги современной экономики России, как это было. Вызовы современной экономической политики и судьба российского бизнеса».

Первого лектора проекта представил ректор МГИМО Анатолий Торкунов. Он отметил, что выбор первой темы цикла тем более актуален, что ровно 25 лет назад произошёл кризис 1993 года. Пётр Авен был свидетелем и непосредственным участником непростого перехода отечественной экономики от плановой советской к либеральной. В 1992 году Пётр Авен занимал пост министра внешних экономических связей Российской Федерации. Как раз в это время рубль стал конвертируемым, а внешняя торговля – свободной. Торкунов также представил почётных гостей лекции, среди которых был член координационного совета «Деловой России», президент корпорации «Технониколь» Сергей Колесников, который также выступит в рамках проекта 29 ноября.

Пик экономической мощи России пришёлся на 1913 год, заявил Пётр Авен в начале своего выступления. В тот год экономика страны находилась на 5-6 месте в мире, на неё приходилось около 8% мирового ВВП. В период советской индустриализации, вопреки расхожим мифам, темпы экономического роста были ниже, заявил Авен. Только в 1955-1970 годах темпы в СССР стали обгонять темпы роста экономик Западной Европы и США. На звание самой успешной пятилетки претендуют последняя пятилетка Хрущёва (1961–1965) и первая пятилетка Брежнева (1965–1970).

По словам Авена, толчок развитию советской экономики в те годы дало начало добычи нефти в Западной Сибири. По его мнению, если бы не западносибирская нефть, крах Советского Союза произошёл бы не в 1991 году, а на 10-15 лет раньше. На пике нефть давала советской казне 20 млрд долларов в год – это и сейчас немалые деньги, а тогда просто «огромные», подчеркнул Пётр Авен. Выросшая валютная выручка дала доступ к мировому рынку зерна (на пике СССР ввозил 57 млн тонн зерна в год), «передышку» в падении потребления мяса жителями больших городов, а также к импорту различного ширпотреба вроде финских костюмов.

При этом советская экономика была очень закрытой, обратил внимание лектор: лишь 5-7% товаров в СССР импортировалось (сейчас в России – около 40%). Внешняя торговля была монополизирована: около 90% экспорта осуществлялось через государственные внешнеторговые объединения.

По мнению экономиста, плановая модель экономики могла существовать только в индустриальном обществе, с ограниченным набором основных товаров. Госплан распределял планы по министерствам, а те, в свою очередь, – по заводам. Переход от индустриального общества к постиндустриальному, усложнение номенклатуры товаров, по словам Авена, и предопределили распад Советского Союза. Его ускорило обрушение нефтяных цен в 1980-х годах. Он напомнил, что ещё в конце 1990-х, когда акционеры «Альфы» покупали Тюменскую нефтяную компанию, нефть стоила 9 долл. за баррель.

Политэкономия социализма имела мало общего с реальными процессами в народном хозяйстве, считает Пётр Авен. В 1985 году он работал на Алтае в экспедиции под руководством академика Татьяны Заславской и имел возможность наблюдать «реальную жизнь, как всё работает». В частности, лектор поделился впечатлениями от того, как происходит планирование будущих урожаев председателями колхозов в местном райкоме КПСС. Секретарь райкома вызывал к себе в кабинет глав колхозов по одному и спрашивал: «Сколько взял?» Имелось в виду, сколько центнеров с гектара колхоз обязуется собрать в ближайшую уборочную. Ответы варьировались от 18 до 22 центнеров. На вопрос, почему так мало, колхозники жаловались, например, на нехватку техники или удобрений. Причём каждый председатель колхоза не знал, какую урожайность обещают его коллеги. «Я понял, что это такая игра», – вспоминает Авен: было важно, чтобы твой показатель был не ниже, чем у других, но и не выше: потому что в случае невыполнения обещания тебя первым снимут с должности. Более того, в реальности ни один колхоз никогда не собирал больше 13 центнеров с гектара. Таким образом, председатели колхозов торговались с секретарём райкома «за виртуальную реальность», сделал вывод Пётр Авен. Таким же виртуальным, оторванным от действительности миром было планирование в государственном масштабе, добавил он.

Главным недостатком команды Егора Гайдара Авен считает то, что в ней «думали моделями». Никакого понимания, как реагируют на рыночные реформы живые люди, у реформаторов не было. Залоговые аукционы он назвал «фундаментальной ошибкой». Причина дефолта 1998 года, по словам банкира, – «безумная и бездумная политика заимствований российского правительства».

Авен поделился своим взглядом и на современное состояние российской экономики. Основной её проблемой он назвал «подавленную конкуренцию»: очень трудно открыть бизнес, очень большая доля государства в экономике. Он напомнил, что рейтинг самых богатых американцев каждый год обновляется на 50%. «Наш список Forbes каким был 20 лет назад, таким и остался. Это, может быть, приятно – постоянно находиться в этом списке, но это показывает состояние конкуренции», – прокомментировал Пётр Авен.

Банковскую систему он назвал «в целом здоровой», но и в ней главная проблема — чрезмерная доля государственных банков: «72% активов — госбанки. Я очень надеюсь, что эта доля хотя бы не будет расти». Он прогнозирует, что количество банков будет сокращаться и в ближайшие несколько лет дойдёт до «нормальной цифры» 300—350 банков.

Банкир «уверен в будущем blockchain, но не уверен в будущем криптовалют». «На мой взгляд, это дело временное. Будут появляться какие-то суррогаты. Будет только одна, сто валют не будет никогда в жизни», – уверен он. По его словам, валюта может считаться валютой тогда, когда ей можно платить налоги: «Пока этого нет, это спекулятивный инструмент». Сам он никогда не инвестировал в криптовалюты и не собирается этого делать, заверил Авен.

К перспективам дедолларизации он относится скептично. Он сравнил её последствия с обменом топора на шкуру. По мнению Авена, в настоящий момент альтернативы американской валюте для международных расчётов не существует: «Это было бы очень нехорошо и неэффективно. Но, как правильно сказал президент, американцы сами к этому подталкивают, к сожалению. Это плохо. Если Россия, наши банки будут отрезаны от долларов, придётся это делать. Это плохо. Надеюсь, что это не произойдёт».

Цикл публичных лекций базовой кафедры «Деловой России» продлится до конца года. 25 октября в рамках проекта выступит сопредседатель организации, бизнес-омбудсмен Борис Титов, 8 ноября – основатель и владелец ресторанного холдинга White Rabbit Family Борис Зарьков, 29 ноября – президент корпорации «Технониколь» Сергей Колесников, 13 декабря – предприниматель, председатель правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев.

В ноябре 2018 года кафедра предпринимательства и корпоративного управления МГИМО проведёт первый курс повышения квалификации для предпринимателей и топ-менеджеров «Новые модели ресторанного бизнеса и бизнесов по производству продуктов питания, напитков – синергетический эффект и факторы успеха». В марте 2019-го запустит программу Executive MBA «Предпринимательство и корпоративное управление». В 2019 учебном году курсы кафедры войдут в базовые дисциплины факультетов МГИМО.

Партнёры